Go Back   Male vs Female | The Mixed Wrestling Forum > Non-English Boards > Русский Форум -Boy Devka-

Reply
 
Thread Tools Display Modes
  #41  
Old 12-Sep-21, 18:02
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

Борис Багаров


ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ ОТВЕТА


1. Церемония открытия.

- …роль физического воспитания в деле построения…выстраивания…
Крупная брюнетка в цикламеновом платье –стрейч, завлекательно обтягивающем щедрые формы, запнулась, слизнула выступившую на верхней губе капельку пота и перевернула бумажку другой стороной.
- Игнатюк, хорош уже долдонить, задолбала, - крикнул кто-то.
Выкрик не получил поддержки: аудитория - во всяком случае, мужская ее часть - была слишком поглощена дискуссией о том , надеты ли у косноязычной представительницы студенческого комитета под платьем трусы или нет
Как бы то ни было, Оксана Игнатюк все-таки доковыляла до конца своего спича, трижды помянула дорогого Владимира Владимировича, с облегчением выдохнула и понесла свой по-южному пышный зад обратно в президиум. Посланец облминобра – чернявый, похожий на жука мужичок в мятой паре - скороговоркой объявил соревнования открытыми, стойка с микрофонами торжественно поплыла к выходу,волоча за собой длинный и унылый , как хуй ректора, провод, и началась собственно борьба.


2. Второй час соревнований.

Сабина Майсурадзе со своей противницей ушли на перерыв со счетом 2:2 и многие в зале тем обостренным чувством, которое позволяет акуле распознавать растворенную в миллионах кубометров воды капельку крови, ощутили , что представительница сельхозакадемии - конопатая голенастая девка с некрасивым упрямым лицом - , которая в этом соперничестве всегда была, как сказали бы англосаксы, «нижней собакой», имеет реальные шансы взять верх над чемпионкой области. Сама сельхозница понимала, что настал ее час, к которому она шла через годы тренировок и поражений - черты лица затвердели, в глаза сверкали особым, хищным блеском.
Даже самоуверенная Сабина , что-то почуяла, и ,чтобы заглушить тревогу сразу после свистка судьи бросилась в атаку. Однако рыжая-бесстыжая стояла насмерть, поддерживаемая орущей толпой любителей сенсаций:

- Завязала кисти…вес вперед…отжала, отжала до конца…стой-стой-стой..кати за руку, дальше.
- Лезь руками, лезь руками, вытягивай ее в верхнюю борьбу
- Толкай, толкай вперед…Она не будет уже бороться, ты атакуй!Рычагом, рычагом!
- Голову под себя.
- Упрись!
- Кати, кати накат!

Оказавшись в меньшинстве, болельшики Сабины пытались их переорать, началась общая свара и гвалт, не хватало только драки, но и она не замедлила явиться. У самых металлических бортиков, отделяющих ковры от толпы болельщиков, началось вихреобразное движение, в центре которого легко различалась Юлька Завалишина, которая в своем зеленом спортивном костюме с эмблемой родного универа на спине казалась еще массивнее, чем обычно. Она свалила Карину Абдуллаеву на пол и – пламп!пламп!пламп! - начала дубасить ее своими тяжелыми бледными кулаками. Впрочем, их быстро подняли на ноги.
- Ты кому кричала, сука? – кипятилась Юлька.
Вместо ответа Карина попыталась ударить ее ногой в живот, однако не дотянулась.
- Пошли выйдем, - прошипела Карина
- Давай здесь, я не ссу, - подняла кулаки Юлька.
- Спокойно, Юля, спокойно, ты все успеешь, - придержала ее за плечо одна из однокурсниц.
Обе вышли, окруженные плотным кольцом товарок, а за ним зал покинула едва ли не пятая часть болельщиков.
- Там интереснее, - простодушно объяснила подруге Аглая Клинко.
Та тряхнула косичками, в глубине души соглашаясь, но осталась в зале –
к выходу на соседний ковер как раз готовился ее парень.
Не успела дверь захлопнуться за карининой свитой , как арбитр хлопнул ладонью по ковру, фиксируя невероятное – аграрница под шумок уложила Сабину Майсурадзе на лопатки.
Майса закончила отскребать себя от мата и поднялась на ноги. По мере того, как размеры фиаско просачивались в мозг, ее смуглое лицо серело, а ноздри, обычно нагло раздутые, жалко трепетали, как листва на ветру. Машинально сунув ладошку победительнице, она стащила с себя дорогое английское трико и , размазывая слезы по лицу потной лайкрой , побрела к выходу из зала. Даже ее ягодицы, обычно идеально круглые и твердые как пушечные ядра, понурились и обиженно подвисли, добавляя к портрету промахнувшейся акелы какой-то дополнительный болезненный штрих.
На мат же вышли тяжеловесы – Елена Кузькина, начавшая тренироваться по вольной борьбе всего пару месяцев назад, выступала против Раисы Климчак, которая была моложе ее на два года, но существенно превосходила борцовским опытом.
Обе боролись грязно, то и дело повисая друг у друга на прическах, таская за пах, придавливая груди и ширяя локтями под ребра. Судья , привыкший к тому, что тяжи – люди особые, в ход поединка не вмешивался, задумчиво изучая красные полосы , которые короткое, явно одолженное у кого-то из знакомых парней трико, оставило на мускулистых ляжках Кузькиной.
К середине первого периода судье все-таки пришлось вмешаться – сорвавшийся швунг Климчак обрушился Кузькиной на скулу. Кузькина на автомате отвесила ответную плюху и заняла боевую стойку - в полуразвороте, почти весь вес на полусогнутой правой ноге , левая выставлена вперед, согнута в колене и касется пола лишь кончиками пальцев, правая рука на уровне пояса – кулак чуть выше бедра, левая рука поднята к голове.
Казалось, сейчас разразится безобразный инцидент, подобный случившемуся этой весной на коммерческом турнире «Кубок судостроителей», когда Зубейдат Исрапова начала бить капитана команды ветеранов Светлану Сипаеву кулаками по лицу. Старшее поколение в долгу не осталось и вцепилось своей смене ногтями в, как принято говорить, вывеску. Тот факт, что Исрапова годилась Сипаевой , в общем-то, в дочки, нисколько их не остановил, они разорвали друг на друге трико и, оставшись в одних стрингах, дрались ногами, при этом каждая стремилась угодить неприятельнице в точку схождения мясистых ляжек
Однако ничего подобного не произошло. Тренеры , выбежав на мат, быстро развели борцов по углам , вытерли полотенцами блестящие от пота ноги, размяли плечи, пошептали ласковые слова, и , чмокнув каждую за ушком, выпустили обратно навстречу друг другу.
Деланно улыбнушись, тяжеловески пожали руки и собрались уже было возобновить борьбу, но тут на мат ворвалось нечто
похожее на гигантского зеленого зайца. Очевидцы утверждали, что Юлька преодолела дистанцию от входа в зал до мата в три скачка, причем скакала она спиной вперед, как будто видео пустили в обратную перемотку. Почувствовав себя между Кузькиной и Климчак в относительной безопасности , она заорала в сторону коридора:

- Нож убрала, сука!

Два борчихи и судья, смотрели на нее, вылупив глаза.

- Карина, ты сама не понимаешь, что ты делаешь, - раздался из коридора чей-то авторитетный голос.

Юлька смутилась – если это слово вообще к ней могло быть применимо, - перебежала через мат и скрылась на скамьях, занимающих противоположную стену.

Трое на ковре синхронно тряхнули головами и матч возобновился.



3. Перерыв перед финалами.


Давно обещанный надземный переход и раньше-то строился ни шатко, ни валко, а в честь кризиса строительство и вовсе остановилось, так что из большого спортзала в душевые и раздевалки по-прежнему можно было попасть только через темный осклизлый туннель, стены и потолок которого настолько густо были покрыты трубами и кожухами всевозможных коммуникаций, что почти полностью под ними исчезали .
Именно в этот подвал-коридор-бункер въехала Карина верхом на Юльке. Пока народ хлопал глазами, осознавая что перед ним не игра в коняшек , а новый раунд схватки заклятых врагов, Юлька пару раз брыкнула тяжелым задом, пытаясь освободиться, однако Карина сидела как влитая , демонстрируя мастерство прирожденной наездницы.
- Раком, сука, раком!- гортанно закричала она и для убедительности треснула Юльку кулаком в кудрявый затылок.
Тогда Юлька повалилась набок, стараясь раздавить наездницу между своей массой и заполняющим стены железом. Однако Карина была не лыком шита, и зажала белое юлькино горло локтевым сгибом, сдавив противницу ногами скрещенными в районе пупка.
- Хгееее , - хрипела Юлька , разинув розовую пасть в попытке заглотить хоть немного воздуха и выпучив свои голубые блюдечки. – Бдгеее!
При этом она лихорадочно шарила руками за головой, пытаясь схватить Карину за волосы или ноздри.
Однако Карина ловко отдергивала черноволосую голову, стянув упитанное Юлькино тело как кальмар – добычу или как фирменный розово-черный шпагат - «рулет свиной гвардейский», который Юлька могла пожирать килограммами.
Ксана Игнатюк вовсе не была пай-девочкой . При иных обстоятельствах она с удовольствием бы пронаблюдала, как Карина додушит Юльку , однако в качестве заместителя председателя студенческого спорткомитета она отвечала за порядок и, движимая чувством долга, начала разнимать дерущихся. Однако стоявшая рядом Сабина Майсурадзе не потерпела подобного вмешательства в вопросы чести, обхватила самозваного шерифа за туловище и попыталась отшвырнуть в сторону. Ксана вывернулась и на рефлексе ударила ее «с барана» – головой в лицо. Рыдающая Майса убежала, оставляя за собой след из красных капель. Оксана выдохнула и потрясла руками , и тут удар в основание черепа чуть не сбил ее с ног. Это подоспевшая Ламара Майсурадзе сквиталась за сестру . То ли от удара, то ли от ярости, то ли от всего вместе у Оксаны потемнело в глазах, она бросилась на новую противницу, и они закувыркались по полу , сцепившись некрасиво, по –бабски: визжали, таскали за волосы , растягивали платья.
Ксана первая добралась до густого подшерстка, росшего у противницы между ног.
- Лесба! – каркнула Ламара, однако сама не упустила возможности ухватиться за росший на ксанином лобке роскошный куст , который Ксане все не хватало времени оформить в стильную интимную стрижку.
Подхваченные сквозняком, клочья жестких курчавых волос закружились в воздухе, перемешиваясь между собой .
Волосяной покров брюнеток обычно жестче и прочнее, чем у других женщин, а болевой порог - выше, поэтому Оксана и Ламара дрались , пока не охрипли от визга, а когда эпилировать стало уже нечего, еще долго таскали друг дружку за губы, и только потом разбежались в разные стороны , стыдливо пряча глаза. Оксана бежала враскоряку, обеими ладонями зажимая свое ободранное и распухшее женское достоинство. «Только бы не зареветь, - думала она на бегу. – Только бы, только бы не зареветь».



4. Вечер того же дня.

Разревелась она уже дома, когда заглянула в висевшее в прихожей большое зеркало - аккурат надо лбом зияла огромная мерзкая проплешина. До начала практики в юротделе «Кемикал интершнешнл» оставалось два дня. Прохлюпавшись, Оксана бросилась набирать подружку, учившуюся в меде – та могла порекомендовать толкового дерматолога и трихолога, однако единственным ответом ей была нелепая песенка про танцующих ягнят, выбранная медичкой вместо гудка. Ну, конечно, вспомнила вдруг Ксана . Сегодня же Майкина свадьба, они там все , вот и трубку не берут. Погодите-ка, а ведь кто-то обещал прямую интернет-трансляцию. Ну да, вот она. Что-то наша Маечка не похожа на счастливицу. Что токсикоз с людьми делает, страшно подумать. А Киря – ничего так держится, красавец. А вот и наша звезда НХЛ. Все-таки прилетел на свадьбу к любимой сестрице. Эх, Борька, Борька, свинья ты а, не Борька, вот что я тебе скажу. А тетя Алина в кофточке со стразами, новой прической и новым мужем больше походит на старшую сестру Майки, чем на маму. Насколько этот Глеб ее моложе, девчонки же говорили…
А за свидетельницей, там, дальше, что за чудо чудное, диво дивное?
Ну понятно, какая свадьба без бедной родственницы из провинции. Платье напялила - не удивлюсь если от Диора, а фрикасе из омаров жрет руками.
И лака на кудряшки свои овечьи вылила литра два, не меньше.
Я думала, такой вульгарный причесон может быть только у одного человека. Если, конечно, эту мразь можно назвать человеком…

И тут Ксанин мозг взорвался, превратившись в какой-то адский тетрис, в котором сталкивались боками и разбивались ледяные кубы и параллелипипеды.
Юлька на экране подмигнула ей – ну, не ей, конечно, скорее всего, тому же Борьке – и вернула свое внимание омарам.
Некоторое время Оксана пялилась ей на шею – почему-то ей казалось, что хотя бы на Юлькиной белой шее должны были остаться следы дневного побоища, - потом осторожно положила планшет на кровать – полагалось, конечно же, запустить в стену , но где взять денег на новый? - и глухо, по-медвежьи, зарычала.

Почему ей можно?
Почему ей всегда все можно?
Почему ей все всегда – можно?
Почему ей все всегда?
Почему она все, а ей за это ничего?

«Кто-то должен знать ответ. Кто?»

Именно в этот вечер Оксана Эдуардовна Игнатюк приняла решение убить Юлию Ивановну (по некоторым документам – Вячеславовну) Завалишину. Однако одной решимости было мало, надо было понять, как это сделать, чтобы остаться безнаказанной.
В тюрьму Оксана Эдуардовна никак не собиралась.
Она снова взяла планшет в руки и посмотрела на него с детской доверчивостью, с которой на своих идолов смотрели туземцы.
«Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи»
- ОК, Гугл, - хриплым от волнения голосом начала она.

Январь 2016
Reply With Quote
  #42  
Old 13-Sep-21, 10:12
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ ОТВЕТА


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Склонив голову, Ксана еще раз придирчиво осмотрела творение рук своих и осталась более или менее довольна. Впрочем, наивно было бы предполагать, что, завидев свой любимый десерт, Юлька будет тщательно изучать фирменную упаковку на предмет следов постороннего вмешательства. Да она сразу же разорвет ее обеими руками, разломает коробку и начнет пожирать лакомство, алчно чавкая. Уж кого – кого , а Юльку Ксана изучила досконально.
Просто, если что-то делаешь впервые, всегда волнуешься и боишься упустить что-то важное. А убийство Ксана замышляла первый раз в жизни.

* * *

У подъезда ошивался придурочный Серёня Неясытев с биофака – давний обожатель. Увидев Ксану, он просиял и понес обычную околесицу о том, что такая красавица и без парня – это неправильно.
С трудом отделавшись от докучливого поклонника, Ксана почти выбежала на проспект. Настроение было немножко испорчено. Неужели она сама не понимает, что Борька-урод – это еще не основание весь век ходить в старых девах, но не с Серёней же убогим мутить по этому поводу. Не удержалась, кинула беглый взгляд на свое отражение в витрине оказавшегося по пути супермаркета. Результат ее неожиданно порадовал . Регулярные походы в зал штанги сделали свое дело – животик подтянулся, не утратив при этом милой выпуклости, резче, по сравнению с зимой, очертилась талия, подчеркивая крутые бедра.
«И кому такая красота достанется?», - подбодрила она себя традиционным девичьим мимими и двинулась к цели.


* * *


Новый Юлькин адрес стал ей известен совершенно случайно. Настя Зинданова, видная участница организовавшегося вокруг Юльки неформального Клуба Тупых Блондинок, собираясь после пар к подруге, назвала диспетчеру такси не только дом, но и номер квартиры, видимо предполагая, что автомобиль повезет ее по лестнице вверх. Случившаяся неподалеку Ксана тут же достала телефон, вбила инфу в яндекс-карты и не смогла сдержать злорадной усмешки. Так она и думала! Юлька теперь обитала в Заречье. И это было поделом. Ни одна правильная девчонка не жила в Заречье, только Машка-Крыса какая-нибудь или Нелька-Член. И в этой теплой компании теперь – их белокудрое высочество. Ха-ха-ха-ха.


* * *

Старенькая «свечка» грязно-желтого кирпича оказалась еще более обшарпанной, чем на фотографии в яндексе. Дядя Ваня, отселяя скандальную падчерицу, явно не разорился. Домофон был сломан, и ржавая железная дверь приглашающе покачивалась под порывами дующего с реки холодного ветра.
В подъезде было сумрачно и остро пахло кошками. Ксана легко взбежала на третий этаж и замерла. У обтянутой растрескавшимся черным дерматином двери топталась какая-то смутная фигура, отставив хотя и маленький, но круглый и на вид очень твердый зад, обтянутый леггинсами камуфляжной расцветки.
Услышав шаги, незадачливая взломщица быстро прекратила свои манипуляции с замком и резко повернулась. К своему дикому удивлению, Ксана узнала в ней Карину Абдуллаеву. Карина тоже сразу ее узнала. Празднично упакованная коробка в Ксаниной руке тоже не ускользнула от ее острого взгляда:
- А-а, Ебанюк, - неприятно осклабилась она. – Пришла к своей подружке пожрать спозаранку? Когда ж вы обе салом-то своим захлебнетесь, а?
«Ебанюка» ей Ксана, может, и спустила бы, учитывая важность момента, но упоминание о себе как о Юлькиной подруге словно зажгло в ее голове красную слепящую лампу. Не сознавая, что делает, она наотмашь ударила Карину по лицу. Карина немедленно вернула ей пощечину, и они начали драться, шипя, как рассерженные коты. Сначала Карина наседала, потом Ксана догадалась поставить торт на подоконник, и бой пошел на равных. Основательно отколотив друг друга, они схватились за грудки, переводя дух. Совсем рядом с собой Ксана увидела горящие ненавистью глаза Карины, и шестым чувством поняла, что сейчас последует удар лбом в нос – подлый прием, который единоверки Карины никогда не применяли в разборках между собой, приберегая исключительно для гяуров. Уклониться было некуда, настолько плотно были схвачены куртки. Можно было подставить собственный лоб, но Ксана не сообразила, а вместо этого просто плюнула врагу в глаза. Не ожидавшая такого Карина ослабила хватку, и Ксана сумела отшвырнуть ее от себя.
Ударившись спиной о ступеньки ведушего наверх марша, Карина взвыла от боли и выгнулась, левой рукой упираясь в ступеньку за собой, правой протирая глаза, а одну ногу выставив для обороны. Чем-то она напоминала каракурта, встреченного прошлым летом в херсонской степи. Ксану передернуло, к горлу подступила тошнота.
Воспользовавшись ее заминкой, Карина резким рывком вскочила, и, оперевшись на перила, так ударила ее ногой в грудь, что Ксану отбросило на подоконник. Гнилая древесина треснула, острая боль пронзила позвоночник так, что Ксана на мгновение зажмурилась, а когда открыла глаза, перед ней уже хищно прыгало лезвие неизвестно откуда выхваченного ножа.
Дальнейшие действия Ксаны можно было объяснить только страхом. Хорошая растяжка никогда не была ее, как изящно бы выразилась Катька Чумачик, коньком, но в этот раз все вдруг получилось. Не созданные для таких экзерсисов джинсы больно резнули в паху, Карина вскрикнула и затрясла ушибленной кистью, а нож серебряной рыбкой взмыл вверх, с тем, чтобы через секунду с тоненьким бессильным звяком удариться о лестничную клетку. Карину прыгнула к своему оружию, но Ксана, превозмогая боль , метнулась ей наперерез . Плотно сцепившись, они покатились по площадке, не давая одна другой дотянуться до ножа…..

Один раз черной удалось, было сомкнуть длинные тонкие пальцы на рифленой рукоятке, но Ксана вцепилась ей зубами в жилистое смуглое запястье. Карина завизжала, разжала пальцы, и они снова покатились по холодным плиткам.
- Суууууука, - глухо, как ветер в печной трубе на дедушкиной даче, выла Карина, крутясь под тяжелой Ксаной. – Кто тебя сюда звал?
- Молчала бы лучше, - огрызалась Ксана, тыча кулаком под себя в надежде попасть в источник звука.
Изнурительная схватка ее бесила. Особой драчуньей она никогда не была, но привыкла к тому, что рост, вес и природная физическая сила служат ей надежной защитой. Скользкая, гибкая и цепкая, как пиявка, Карина напрочь порвала ей шаблон. Она выворачивалась из любого захвата, набрасываясь на Ксану сзади, и перед тем как снова быть прижатой к холодному полу, успевала нанести несколько увесистых ударов в затылок.
Забытый нож обиженно посверкивал из- под батареи, заброшенный туда случайным движением чьей-то ноги. Казалось, для обеих поединщиц делом чести стало одолеть противницу именно голыми руками.
Наконец они заплелись в такой причудливый узел, что любые осмысленные действия, будь то наступательные или оборонительные, стали невозможными, и в этом агрегатном состоянии скатились по лестнице вниз, с колокольным гулом ударились о чью-то бронированную дверь и отскочили в центр лестничной клетки, где и замерли в неустойчивом равновесии. Превратившиеся в неряшливую бахрому лосины противницы лезли Ксане в ноздри и рот, возвращая к реальности и напоминая, что если уж она ввязалась в эту дурацкую стычку, то неплохо бы ее выиграть. Она пошевелила шеей, прикидывая, как бы ловчее вцепиться зубами в потную Каринину п…ду, поросшую жесткими черными волосами. То, что Карина, скорее всего, отплатит той же монетой, ее не слишком беспокоило: плотные, туго облегающие тело джинсы должны были послужить защитой. Однако не успела она реализовать свой план, как заскрипела открывающаяся железная дверь, видимо та самая, в которую они врезались; а вслед за ней и открылась и вторая….
- *Ну, Ефим же Самойлович же, - запричитал противный старушечий голос. – Ну не стойте же столбом, звоните в мили...в полицию то есть. Вы ведь мужчина, при авторитете и голосе, к вам-то они скорее приедут. …Ох, пресвятая богородица, грехи наши тяжкие. Как лахудра эта белобрысая к нам въехала, так и житься в доме не стало. То танцы дикие у них до утра, то амбалы какие-то черножопые серенады ей под зурну поют, то нагишом загорать на крыше намылится. Так еще был бы прок от этого загорания – а то чем больше под солнцем валяется, тем больше бляднущая ходит, как плесень на штукатурке.
- Понимаю ваше возмущение, Розалия Марковна, - раздалось в ответ. – Сей минут и позвоню. Пойму только, куда телефон задевал и тут же прямым мигом служителям порядка протелефонирую. Крынкин ко мне вчера приходил, Крынкин из филармонии, с кляузами своими беспрестанными. Вот когда я ему такси вызывал , телефон был, а вот теперь его почему-то нет. И если вдуматься, Розалия Марковна, вся наша жизнь из таких вот грустных «почему-то» и состоит…
Что-то было в этих голосах сверхъестественное и замогильно-противное. Казалось, они принадлежат не человеческим существам, а каким-то сказочным гарпиям.
Гарпия Розалия Марковна что-то забормотала в ответ (кажется, обвиняла в хищении того самого надоедливого сутягу - Крынкина, и предлагала соседу воспользоваться ее собственным аппаратом), и тут Ксану неожиданно пронзило ощущение острой несообразности происходящего или, проще говоря, стыда. Наверное, ее противница чувствовала себе аналогичным образом, иначе нельзя объяснить то, что произошло дальше. Клубок из двух разгоряченных тел вздрогнул, затрясся, подпрыгнул и, издавая хриплые визги, укатился вверх по лестнице.
Позже Ксана неоднократно восстанавливала в памяти это странное событие до мельчайших подробностей, вспомнила даже, что всю обратную дорогу, как штурвал диковинного транспортного средства, судорожно стискивала темные и скользкие ляжки Карины, однако никаких рациональных объяснений случившемуся придумать так и не смогла, почему и решила, на всякий случай, держать язык за зубами.
Вернувшись на Юлькин этаж, безумный колобок немедленно распался на составляющие. Карина на четвереньках подползла к шахте лифта и, вскинув руку, как будто собиралась плыть кролем, хлопнула ею по кнопке вызова. Кабина, словно этого и ждавшая, с гостеприимным урчанием распахнула двери. Карина, все так же на четвереньках, вползла в тускло освещенное нутро и развернулась лицом к Ксане.
- Встретимся еще, гнида, - прохрипела она.- - Кровью харкать будешь
Пока Ксана раздумывала, чем бы таким в нее запустить, металлические створки съехались, притушив яростное пламя шальных Карининых глаз, и кабина поехала вниз, все так же урча и покряхтывая. Оставшись одна, Ксана протянула, было, руку к той же кнопке, но потом отдернула, набрала в грудь побольше воздуха и начала спускаться по лестнице. Ей почему-то казалось, что набравшись мужества пройти мимо сварливых гарпий, она одержит самую важную победу – моральную .
Гарпии на поверку оказались вполне себе мирными разнополыми старичками в бело-розовых пижамках, с клочками седой шерсти, торчащей из-за ушей как маленькие шаловливые рожки. Услышав ее шаги, они синхронно повернули головы и уставились на нее.
- Вы уж извините нас, пожалуйста, - обратила к ним Ксана, стремившаяся при любых обстоятельствах оставаться благовоспитанной девочкой.
Ответа не последовало. Ксана решила придать своему раскаянию большую весомость и добавила:
- Хотите, я вам в магазин сбегаю…Ну, за молоком там всяким….
Продолжавшие хранить оторопелое молчание старички, видимо, хотели не сильно, и тогда Ксана пошла домой. Там ее ожидала записка от матери. Марина Романовна предупреждала дочь, что сразу после работы идет в кино, и просила озаботиться приготовлением ужина. В меню фигурировали баранина по - гасконски и салат из консервированных раков, из чего Ксана сделала вывод, что мама помирилась все-таки с дядей Сашей Сенаторовым, и решительно взялась за дело. « Никиты из меня не получилось, - самокритично думала она, вращая этажерку со специями в поисках нужных. - Придется переквалифицироваться в домохозяйки».
Reply With Quote
  #43  
Old 13-Sep-21, 18:37
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ ОТВЕТА

Часть третья


Выспаться так и не получилось, даром, что из клубешника она вернулась рано, в начале четвертого и сразу завалилась дрыханьки, не смыв макияжа и даже не сняв туфель. Сначала квакали какие-то левые смски, а потом луч всходящего солнца начал колоть глаза так, что пришлось встать и задернуть штору. Туфли по этой оказии она все-таки скинула, а умываться так и не стала. А потом в подъезде начали драться какие-то бомжихи, и стало окончательно не до сна. В другое время Юлька бы всенепременно высунулась полюбопытствовать, но сейчас она ограничилась тем, что прокляла скупость и мелочность отчима (« Подожди у меня, ванилечка. Впрочем, ты даже не ванилечка. Ты вонючечка»), выселившего ее в эту мерзкую хибару, перевернулась на другой бок и затихла, балансируя в хрупком равновесии между сном и явью.
А потом привезли давно заказанные платья. Это кое-как примирило Юльку с реальностью, хотя, по чести сказать, могли бы приехать и после обеда. Месяц ехали, могли бы и еще полдня ехать, а она б в это время покемарила.
Курьер из «Синдбада» - смазливый нагловатый паренек со светлой челочкой – откровенно пялился в то место, где сходились ее белые сильные ноги, а когда она с притворным раздражением запахнула полу халата, неожиданно, но очень мило покраснел и поинтересовался, знает ли барышня, какая нежная у нее кожа на щиколотках?
От неожиданного комплимента Юлька фыркнула, развеселилась и, пинками выставив незадачливого кавалера вон, уже начала была закрывать дверь, и вдруг замерла, привлеченная странными желтыми пятнами на стене. Вчера, она, готова была поклясться, их не было. Наморщив гладкий лобик, она попыталась вспомнить, были ли они в то раннее сегодня, на которое пришлось ее возвращение из клуба, но, разумеется, ни хрена не вспомнила, и на цыпочках перейдя площадку, начала изучать странные образования вплотную. При этом она косилась на коварную дверь, имевшую свойство захлопываться в самый неподходящий момент.
«Для говна высоковато,» - сделала она важный научный вывод и, повинуясь неожиданному импульсу, нагнулась и лизнула самое крупное из пятен.
Вкус был странный, очень напоминавший ее любимый абрикосовый торт, но с горчинкой.
В следующую секунду брезгливость, уступившая на мгновение капитанский мостик любопытству, вернулась в свои права. Юлька взвизгнула и, высоко подпрыгивая, спешно вернулась в родные пенаты. Следующие пятнадцать минут она провела в ванной, отплевываясь и полоща рот, а потом приступила к приготовлению утреннего кофе, чувствуя, как ее ненависть к отчиму, законопатившему ее в эту дыру, растет и закипает, подобно коричневой пенке над туркой…
…. Кое-как вытерев плиту, она со всего размаху уселась за хлипкий табурет, жалобно заскрипевший под ее весомым тазом, зарылась лицом в ладони и занялась тем, что умела делать лучше всего на свете - разревелась.
- Де-еньги! – выла она, - Хочу де-е-нег!
Самое отвратительное, что при этом она видела себя со стороны – сидит голая взрослая девица с сиськами четвертый номер, в центре замызганной, давно нуждающейся в ремонте кухне и ревёт как белуга. От этого становилось еще горше, а ревелось – громче.
Однако все на свете имеет свой конец. Похныкав, еще немного всухую, она утерла мордашку тряпичной прихваткой и начала думать.

… Рёв, как это всегда бывало, пошел ей на пользу. Разрозненные кусочки информации, до поры валявшиеся там и сям в разных закоулках ее безалаберного мозга начали сползаться, складываясь в хоть и причудливую, но по-своему логичную картинку..
Рассказ странного дяди, подобранного когда-то на берегу Гнилянки. Почему она тогда затормозила и взяла его? Конечно, ей и раньше случалось отклониться от маршрута ради какого-то нищеброда-автостопщика, но только для того, чтобы обдать его грязью и с радостным хохотом умчаться прочь - победоносная белокурая валькирия за штурвалом мощного спорткара….Ну не потому же, что странный хитчхайкер сильно смахивал на какого-то совкового актера, игравшего то ли Дуремара, то ли волка, а то и вовсе шефа гангстеров. Она терпеть не могла совковое кино, хотя насмотрелась его в детстве до жопы – мамахен с вонючей ванилью обожали фильмы своей молодости. Но это неважно. Важны те слова в его рассказе, которые только сейчас срезонировали с одним местом в бумагах, которые привозила ей на подпись придурочная Степанида. Одного звена по-прежнему недоставало, но, кажется, теперь Юлька знала, где его искать. Она натянула футболку, сладострастно поёживаясь от трения ткани об соски (лифчики не терпела, чем вызывала жгучую зависть подруг со столь же объемистыми, но менее упругими бюстами), с некоторым трудом влезла в черные джинсы («Осенью обязательно пойду плавать!»), повязала отросшие за лето кудряшки банданой неприметной расцветки и почувствовала себя готовой к подвигам.
«Только бы, - думала она, выезжая со двора на верном «моррисе», последовавшем за хозяйкой в изгнание, - только бы эта гнойная ваняль не сменила в сейфе шифр».



* * *



Игнорируя кратчайшую дорогу (проспект Судостроителей - новое здание ГИБДД – улица Свердлова, плавно переходящая в Комаринский тракт, по которому, собственно, и числился новый дом отчима), Юлька решительно повернула в противоположном направлении. Короткий путь имел тот недостаток, что вел мимо соседских коттеджей. Соседи же, как на подбор, были любопытные, а Юлькин вишневый « Моррис» в городе – единственный.
Припарковалась у плотины, перешла Гнилянку по пешеходному мостику и с неожиданной для такой крупной девушки легкостью помчалась по узкой лесной тропке.
Никогда не занимавшаяся систематически ни одним видом спорта, Юлька перемещалась с удивительной быстротой, а объемом легких не уступала профессиональным атлеткам. Ловко уворачиваясь от свисавших еловых лап, она продолжала обдумывать детали затеянного ею предприятия.
Она никогда не упускала из виду жизнь исторгшей её семьи, и сейчас была уверена, что отчим на ярмарке в Дубае, «мерзкая плакса» - у бабушки, а мать плаксы - на работе.
Как всякая директорская жена, выкарабкавшаяся из секретарш, Ирина Завалишина четко секла фишку и в декрете засиживаться не стала, ловко выкинула Илону Дубняк из нагретого пухлыми еврейскими ягодицами кресла исполнительного директора и управляла институтом твердой рукой, соответствуя статусу руководителя гораздо больше, чем ее бездарный и безвольный муж….
Только выскочив из леса и увидев загромоздившие стильное патио дорогие иномарки Юлька осознала всю глубину своего заблуждения.



* * *

- Уакх!


С этим боевым кличем, одновременно хриплым и визгливым, борчиха в фиолетовых лосинах нырнула вперед, стараясь подцепить противницу под мускулистые, похожие на длинные кегли ноги. Однако та не сплоховала, резко откинув ноги назад и навалившись на узкую спину нападавшей.
Юлька невольно хрюкнула – настолько комичными показались ей две длинные, холеные самки, с пыхтением сцепившиеся, как заправские борцы. Атлетический Клуб Хозяек Жизни, как спесиво называли себя его членши, оказывается никуда не делся, а продолжал существовать, видимо, перенеся свои сборища из элитного фитнес-клуба «Астарта» в специально для этого оборудованное помещение гостеприимного дома семьи Завалишиных. Гостеприимного для всех, кроме, понятно, ее, Юльки.

- Уакх!

Кегельные Икры Юлька опознала сразу, даже не видя лица: рождение двоих детей никак не отразилось на маленьких мальчишеских ягодицах Алины Белозерцевой, но существенно развили ее пышную, пышнее даже чем у Юльки, грудь, лежащую сейчас, как на полке, на узкой вспотевшей спине противницы, которой оказалась не кто иная, как мама Вики Стеблянко - такая же, как дочь высокая, худощавая, длинноногая с маленькой грудью и широким плоским тазом. Даже специфическую форму бедер , делающий их слегка похожими на ухват, оказывается, Вика унаследовала от матери.
( «Это анатомический изгиб, - с пафосом утверждала Вика в раздевалке после физры. - В той или иной форме он присущ всем нормальным женщинам, и является признаком репродуктивного здоровья.
Все старательно кивали, сдерживая смех, потом Светуля Агапова не выдержала.
- Девки, учитесь, - предложила она. – Какую роскошную теоретическую базу можно подвести под невылеченный в детстве рахит!
От дружного гогота задребезжали стекла, выкрашенные мутной водоэмульсионной краской «смерть вуайериста», а миловидное личико Вики с фиалковыми глазищами и пикантно вздернутым носиком исказилось такой судорогой, будто через нее пропустили электрический ток под большим напряжением.
- Придержи свой поганый язык, рыжая сука, - заорала она. – Еще одно слово, и я тебе его вырву вместе с твоими ржавыми паклями!
- Ой-ёй-ёй, - в притворном ужасе застонала Светика, рефлекторно поднося руки к своей кокетливой ассиметричной стрижке (полторы штуки по акции в салоне Ивонны Рокот на проспекте Судостроителей).
Вика, как фурия, бросилась на нее, и они покатились по устилающему пол ламинату.
Остроумие дорого обошлось Агаповой. Когда их разняли прибежавшие на шум из соседней раздевалки парни, ее стильная прическа полностью утратила асимметрию, будучи равно ободранной с обеих сторон. Хуже того, в пылу драки у Светули вылетела и с концами пропала линза, а линзы со специфическим Светулиным астигматизмом мало того, что стоили две стипендии, но и делались на заказ, в течение двух недель.)



Заполняющая собой ближайшее к выходу кресло восточная красавица в летах не могла быть никем иным, как лучшей подругой Белозерцевой Региной Варданян. Рядом с ней сидела плечистая тетка с простоватым лицом и тяжелыми, грубыми ногами - вне всякого сомнения, бывшая жена дядиваниного дружка Фридриха, такого же, как он, конченого придурая и вообще мудака.

В центре же мата царила ее несостоявшаяся мачеха Ирина – в клетчатой мини-юбке, такой же расцветки топе и бейсболке с длинным козырьком она упивалась своей судейской властью.
Вот свисток, поднесенный к губам, издал пронзительный сигнал, и соперницы послушно отпустили друг друга и разошлись, поправляя волосы.

«Прикольно Глебчик придумал, собрать идеальную женщину по частям, из двух - подумала Юлька». То, что молодой муж Алины Белозерцевой, еженедельно и со вкусом трахает полковника Стеблянко прямо на ее рабочем месте не было в городе секретом ни для кого, кроме, понятное дело, его супруги.

«Интересно, лениво размышляла Юлька, что было бы, если бы тете Алине прямо сейчас открылась правда. Ушла бы гордо? Вцепилась бы тете Тане в рожу? Или боролась бы, как ни в чем не бывало - у стариков ведь свои правила игры».

Пока она размышляла, схватка возобновилась и Стеблянко почти сразу же выбросила противницу за мат. Та тут же вскочила, встряхнулась, как выбирающийся из воды лабрадор и снова бросилась в битву. Противницы повалились на мат и барахтались, пока Татьяна Стеблянко не захватила противницу ногами за голову, используя все преимущества своего анатомического изгиба так, что задорно-чувственный носик Алины Белозерцевой оказался ровнехонько в одном сантиметре от места, куда каждый четверг входил мощный поршень бывшего шофёра.
Может быть, именно магическое место, хранящее воспоминания о любимом, придало Алине сил, и она вырвалась из ухватистого захвата как пробка из бутылки с шампанским, отлетела на край мата, где и замерла, озабоченно трогая ушки, пострадавшие, видимо, при освобождении из западни и злобно таращась на противницу. Та ангельски улыбалась и хлопала ресницами, мол, борьба есть борьба, насинг пёсонал.

* * *

- Уакх!

А ничего такой бросок для молодой бабушки, подумала Юлька, наблюдая, как сучит ногами Стеблянко в безуспешных попытках вырваться.

Ее длинные холеные пальцы вцепились в лицо противницы, стараясь отжать ее в сторону.

- …три, два, один, - закончила отсчет Завалишина и хлопнула рукой по мату, а через секунду ее свисток уже заливисто возвещал окончание матча.

- Выменем своим на лицо могла бы и не давить, - сварливо заметила тетя Таня поднимаясь,
- Ой, извини, дорогая, я-то думала, я тебя на грудак зафиксила, - лучезарно улыбнулась Алина, - То-то я думаю, лопатки у нашей Таньки тощеваты стали.
Побежденная вспыхнула, сгребла свою одежду в ком и опрометью бросилась наружу, проскочив мимо отпрянувшей в сторону Юльки.
- Ну, так-то уж, зачем уж, - укоризненно заметила хозяйка дома.
- Ирен, - победительница демонстративно проигнорировала упрек. – Можно я тебя попрошу? При случае ознакомь ее еще раз с нашими правилами, и предупреди, что если она мне еще раз ногтями в лицо полезет, я ей нос сломаю, ОК?
Повисла немного неловкая пауза, которую прервало появление нового действующего лица.
- Салюдос, чикас! - поприветствовала собравшихся Ирина Александровна Левенгаупт, входя в залу той профессионально пружинистой походкой, которая всегда отличает даже закончившую карьеру балерину. - Что это вы с нашей Танюшкой сотворили? Бежала мокрая, как мышь и такая же несчастная.
Собрание радостно загудело, изощряясь в разного рода «ну-у-у-….э-э….ты же понимаешь» и туманно-округлых жестах, призванных продемонстрировать всю диалектичность и амбивалентность произошедшего, неописуемого в простых и понятных словах.

- Мы с дэвушкой немножко поборолись, - первой устала кривляться и перешла на человеческий язык Белозерцева. - Я ее немножко победила.
- Совсем-совсем-совсем немножечко, - со смешком поддакнула ей хозяйка дома.
- Наша Таня громко плачет, Линочка ее хуячит, - внесла свой вклад в общее веселье Варданян. - Тише, Танечка, не плачь, ты сама ее хуячь.
Они бы еще поупражнялись в остроумии, но Белозерцева уже ловко сменила тему, напомнив собравшимся, что ее скромные подвиги вряд ли заслуживают такого внимания в присутствии всех необходимых ингредиентов для Матча Века.
- Точняк, - завопила Кривошапкина, в свои тридцать восемь лет так и не разобравшаяся, от чего ее прёт больше – сцепиться самой или смотреть на сцепку двух равных по силе умелых противниц. – Мегарубилово: Ирина на Ирину!
Балерина закаменела скулами, но тут же справилась с собой, передернула обманчиво хрупкими плечами и положила было руку на молнию дорогих черных джинсов. И тут же отдернула в неподдельном замешательстве.
- Я же форму не взяла…, - пролепетала она.
- Да ла-адно! - закричала Завалишина, тщетно пытаясь шумным дружелюбием замаскировать растущее внутреннее напряжение. – Не бзди, Владимира нет, некому в сеть выкладывать. Я тоже в трусах бороться буду.
И не давая своим словам малейшей возможности разойтись с делом, она стянула юбку и топ, вручив их вместе с другими атрибутами судейской власти переминавшейся рядом Кривошапкиной. Та начала было примерять юбочку, но, убедившись, что аксессуар налезает ей только на одну ляжку, испустила печально-отрешенный вздох.
- Регги, засуди их, - предложила она, передавая регалии армянке, которая, однако, вовсе не торопилась вступать во владение атрибутикой.
- По натуре я не судья, - с пафосом изрекла она, наконец. - Я по натуре палач.
- Ты по натуре кадавр, - не удержалась Белозерцева.
Варданяниха пихнула ее изжелта-смуглым локтем в бок, та дала сдачи, они сгребли друг друга за шеи и повалились на мат, сцепившись в той бескомпромиссной яростной борьбе, на которую способны только смертельные враги или лучшие подруги.
- О! – непринужденно-светским тоном заметила Левенгаупт, непринужденно усаживаясь в освободившееся кресло. – Да у тебя сегодня аншлаг, дорогая. Нам и побороться-то не дадут.
- Да, - с явным облегчением согласилась ее простодушная тезка, так и не научившаяся скрывать чувства под глянцевой маской светского дискурса. – Не дадут.
Однако Кривошапкину, уже настроившую себя на получение кайфа, было не так-то легко обломать. Тяжеловесно ступая, она вылезла на мат, запустила свои ручищи в гущу сражения и вскоре возвратилась, неся разошедшихся подружек как нашкодивших котят.
- Регламент, - лаконично подвела она итог своей миротворческой миссии и поставила обеих амазонок на ноги. – Очередь.
- Вот именно, - вынуждена была поддержать ее Завалишина. – Алин, будешь судить, раз уж…раз уж ты все это затеяла.
Последние слова она произнесла совсем тихо, но, судя по двусмысленной улыбке, мелькнувшей на тонких губах Ирины Александровны, они не ускользнули от ее слуха.
- Ладно, ладно, - пробормотала Алина Белозерцева, сгребая униформу с пола. – Так и быть, посудю. То есть, посужу.
На Варданян она старалась не смотреть.

Левенгаупт уже успела раздеться до ослепительно белого и – даже издали было видно - охерительно дорогого комплектика и теперь сосредоточенно разминалась на краю мата. Варданян с Кривошапкиной, не стесняясь, пожирали взглядами ее поджарое, казалось, сплошь состоящее из мышц и сухожилий тело.
Так и не сумев натянуть судейский топ на свою пышную грудь, Белозерцева забила на него, и вышла на мат, в чем получилось.
- Ирина Завалишина, готова? – уточнила она.
- Да, - ответ справа прозвучал почти уверенно.
- Ирина Левенгаупт, готова?
- Вполне, - аристократический кивок слева.
Белозерцева выдула из свистка пронзительную руладу, означающую начало состязания и легко отскочила назад, оставляя светских спортсменок лицом к лицу.
Завалишина начала поединок в стойке, похожей на каратистскую – ладони параллельно полу, кончики пальцев направлены на противницу, левая рука подтянута к лицу, правая вытянута к противнице. Ее противница выбрала так называемую открытую стойку, с руками, свободно свисавшими вдоль бедер.
С самого начала чемпионка взяла очень высокий темп. Стремительно перемещаясь по мату, она делала молниеносные выпады, стараясь захватить противницу врасплох , однако Ирина Александровна каждый раз стремительно отшатывалась всем телом, не идя при этом в контратаку.
- Вы бы это…, - пробурчала, наконец, Варданян. – Кончали бы уже свой этот танец маленьких лебедей.
Кривошапкина заржала, как будто услышала невесть какую остроумную шутку.
Ирина Александровна запунцовела, но тактики не сменила, видимо, имея какие-то свои основания вести поединок именно так, а не иначе.
- Голову бери, голову! - закричала Кривошапкина.
Тут заверещал свисток, и госпожа арбитр ровным голосом объявила борцу Левенгаупт замечание за пассивное ведение борьбы. Ирина Александровна самолюбиво закусила губу, но безропотно встала в партер. По свистку Ирина бросилась на нее сверху как коршун, целясь ухватить за голову, однако Ирина Александровна так проворно утянула ее куда-то внутрь под плечи, что производила полную иллюзию клиентки палача сразу же после знакомства с его топором. Юлька аж нагнулась – где голова-то? - но озабоченные ягодицы мачехи заслоняли обзор. Завалишина еще немного поерзала, а когда, наконец, развернулась и попыталась атаковать ногу противницы, свисток судьи напомнил ей, что все в жизни надо делать вовремя.
Соперницы поднялись на ноги и продолжили борьбу в том же стиле – Ирина атаковала, Ирина Александровна легко уворачивалась, но сама инициативы не проявляла. Тупые подколы Варданян про лебедей, танцы на мате и хореографический кружок, казалось, оставляют ее безучастной.
Когда в этих позиционных играх прошла еще одна минута, арбитр удивила всех, на этот раз отправив в партер за пассивность хозяйку дома.
Варданян протестующе загалдела, однако Завалишина повиновалась решению судьи беспрекословно. Ирина Александровна не стала повторять ошибок противницы, ухватила ее поперек туловища и с надсадным криком, так не вяжущимся с ее обычными светскими манерами, вздернула в воздух. Однако это героическое усилие пропало втуне. Броска не получилось, и, пошатавшись немного туда сюда, Ирина Александровна вынуждена была поставить растопырившуюся в воздухе наподобие морской звезды Завалишину обратно на четыре точки. И тут же, стараясь опередить судейский свисток, снова вздернула вверх, еще выше прежнего, аж капельки пота блеснули на плоском мускулистом животе. Казалось, уж сейчас-то быть Завалишиной шмякнутой об пол, но чемпионка сумела совершенно немыслимым образом изогнуться и зажать ляжками голову противницы. Ирину Александровну эта контратака застала врасплох. Она закачалась, замахала руками в попытках сохранить равновесие. Верх ее залакированной по самое не могу прически торчал из промежности чемпионки, производя странноватое впечатление сюрреалистической инсталляции. Однако она быстро сообразила, что нужно делать и ввинтила пальцы Завалишиной под ребра.
Та с диким криком разжала ноги и вывалилась прямо на массивные колени к Кривошапкиной. Юлька вспомнила, что экс-мачеха, как и все ревнивые люди, панически боится щекотки и едва удержалась, чтобы не заржать в голос.
Выпутывание Завалишиной из Кривошапкиной заняло некоторое время, после чего борьба возобновилась, проходя все в тех же бесплодных маневрах.

Варданян продолжала подражать Петросяну, а Кривошапкиной, видимо, не давали покоя лавры тренера-консультанта.

- Ира, голову бери! - опять заорала она.

- What kind of Ira? – попыталась выяснить арбитр с тем безупречным оксфордским прононсом, по которому дочь отставного шпиона можно опознать даже среди ярмарочной толпы.
Завалишина склонила в притворно покорном жесте голову, как бы подбадривая противницу, мол, говорят - бери, чего ждешь.
- Ира, голову! – не унималась Кривошапкина. – Гильотинь ее!
«Но, поскольку они оба были Вилли …» - начала было начитанная Варданян, но не успела продолжить.
Ирина Александровна подпрыгнула, пытаясь «гильотинить» хватом сверху и тут же взмыла в воздух, подхваченная самой обыкновенной «мельницей», и глухо ударилась о мат. Сразу же после приземления голова и плечи ее оказались придавлены к мату стройными, но от этого не менее тяжелыми ногами миссис Завалишиной, а сустав правой руки под воздействием веса все той же миссис настойчиво стремился распрямиться в направлении, никак не предусмотренном матушкой-природой.
Не дожидаясь серьезных травм, Алина дала финальный свисток. Ирина мгновенно отпустила жертву и они вместе помогли Ирине Александровне подняться.
- На шестой минуте поединка, - гордо возвестила рефери, - чистую победу одержала Ирина Завалишина и подтвердила свой статус чемпионки клуба.
Проигравшая, держась за локоть, побрела к креслам. Казалось, она так и не поняла , что случилось . Победительница, чувствовавшая себя немного не в своей тарелке , пошла за ней и попыталась приобнять ее за плечи:

- Ирин, ну все бывает...ну извини…Рука нормально?

Рука как раз была нормально, судя по тому, как Ирина Александровна, резко освободившись, подняла ведерко со спортивной магнезией, оставшейся, наверно, еще с майского состязания штангисток, и нахлобучила на голову Кривошапкиной, для пущей уверенности несколько раз ударив по донышку кулаком.
Время на миг остановилось, зато потом, чтобы наверстать упущенное, помчалось вскачь.
Окутанная облаком порошка, Кривошапкина дико орала, пытаясь освободить голову.
Склонив голову, Ирина Александровна полюбовалась на дело рук своих, взяла свои вещи и двинулась к выходу. Шок прошел, ее походка вновь обрела профессиональную четкость и упругость, а идеально разведенные лопатки безукоризненно прямой спины демонстрировали всю меру презрения к покидаемым. Однако у самой двери дорогу ей преградила глубоко оскорбленная подобным пренебрежением спортивным этикетом, да и просто правилами приличия хозяйка дома.
- Ты….ты…ты берега-то видь! – задыхаясь от бешенства, выпалила она и тут же получила по физиономии элитными джинсами «Деним» двести долларов пара.
Удар, видимо, пришелся заклепкой или молнией, потому что Завалишина с пронзительным взвизгом отступила, зажав лицо руками.
Пожав плечами, балерина сделала шаг к выходу, и тут мощный удар в ухо чуть не сбил ее с ног.
- А ты мне сразу не понравилась, дрыгалка тонконогая, - доверительно сообщила Варданян, размахиваясь для второго удара, которому, однако, не суждено было достичь цели. С полуразворота Левенгаупт ударила ее ногой в солнечное сплетение. Варданян забулькала, сложилась пополам и рухнула на пол, по пути сбив с ног победительницу.
Но на Левенгаупт уже прыгала Белозерцева, теряя в полете судейское кепи. Столкнувшись, обе рухнули почти у самых Юлькиных ног и покатились, сцепившись в клубок. Сначала верх был балеринин, но, ценой потери лифчика Алина сумела вывернуться , оседлала спесивую гордячку и начала месить ее кулаками. Большие белые груди раскачивались в такт ударам, светлая коса с руку толщиной моталась туда-сюда как змея. Именно за косу Левенгаупт стащила с себя бесстрашную мстительницу, однако задержаться наверху не смогла, и они снова начали кататься, визжа, ругаясь и советуя друг другу уезжать из города навсегда, если, конечно, жизнь дорога.
Юлька поняла, что более удобного момента не будет. Она перепрыгнула через дерущихся и бесшумно помчалась на второй этаж.






Сентябрь 2016
Reply With Quote
  #44  
Old 15-Sep-21, 20:20
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

МАЙСКИЙ ДЕНЬ


1

- Куда лезешь, корова! - этот зычный крик Ланы Сырых заглушил на мгновение многоголосый шум перемены и заставил всех, оказавшихся в этот момент в коридоре третьего этажа средней школы номер 66, прервать свои занятия и обратить взоры на то, что происходило в дверях кабинета биологии, ибо происходящее было в высшей степени достойно внимания. Алена Королькова, самая рослая и красивая девушка в 10 "А" классе ,покидая кабинет биологии после урока ,столкнулась в дверях с Ланой Сырых из 10 класса "В", личностью также замечательной ,хотя и совсем в другом роде . Ниже Корольковой на полголовы, она была сложена необычным для девушки образом - тяжелые мускулистые ноги с выпирающими булыжниками икр через широкие плоские бедра переходили в трапецевидный атлетический торс, увенчанный крупной головой, неизменно остриженной под мальчика . Черты лица Ланы, резкие и правильные ,также подходили скорее юноше , нежели девушке . В любую погоду она ходила в линялой зеленой штормовке, мешковатых штанах и стоптанных кроссовках, с непокрытой головой.
Любая из одноклассниц Ланы, будучи спрошенной, немедленно сказала бы, что Лана Сырых - страшная драчунья и забияка. Однако ,странное дело, если бы ту же одноклассницу попросили подтвердить эту характеристику фактами, она бы оказалась в весьма затруднительном положении. Фактов не было, были слухи.
Говорили, что Лана Сырых в пионерлагере дралась с парнем и выбила ему два зуба. Но никто не мог похвастаться тем, что присутствовал при этом, или хотя бы назвать фамилию парня и школу в которой он учился. Говорили, что она как-то на дискотеке расшвыряла целую толпу дружинников и ее забрали в милицию, однако
Никто не мог сказать когда и где именно это случилось. Из всего многообразия ходивших про Лану Сырых слухов на мало-мальски достоверный факт тянула только история об инциденте, произошедшем этой зимой между Ланой и Люськой Мотылек, известной своей отмороженностью гопницей из "сельхозмашевских",после которого Лана пару недель ходила с вспухшим от синяков лицом и приволакивая левую ногу. Те, кто встречал после этого Люську, говорили, что лицо у ней тоже выглядело не лучшим образом, а ухо было залеплено пластырем Однако никто не мог сказать, что именно не поделили Лана и Люська, как и каких либо подробностей о том
как протекал бой и чьей победой закончился.

* * *

Если бы Алена в тот день была в менее мрачном настроении(связанном с запаздыванием письма от некоего молодого человека, который в прошлом году покинул родной Подмосковск ради учебы в одном из престижных столичных вузов),она несомненно бы посторонилась, давая Лане пройти, и этот майский день в жизни средней школы номер 66 ничем бы не отличился от предшествующего и последующего . Впрочем, если бы на месте Ланы оказался бы другая , социально более адекватная, девушка , она ,несомненно, тоже бы уступила дорогу . Однако история не знает сослагательного наклонения, и в этот холодный майский день по разные стороны порога оказались именно те, кто там оказались , вследствие чего произошло именно то, что по всей вероятности, и было записано в Книге Судеб от самого сотворения мира.

Некоторое время девушки ожесточенно толкались в дверях, натужно пыхтя и бормоча под нос нечленораздельные ругательства пока наконец более тяжелая Королькова не начала понемногу выдавливать соперницу в коридор и вскоре уже стояла изящными итальянскими сапожками на самом пороге, в то время как Сырых, изо всех сил упираясь в дощатый пол узловатыми от вздувшихся мускулов ногами , тщетно пыталась затолкать ее обратно. Проигрывая миллиметр за миллиметром, Сырых догадалась изменить тактику и с этого момента события начали развиваться стремительно. Использовав направленное усилие самой соперницы, Лана выдернула ее тяжелое тело из дверного проема как пробку из шампанского и обрушила его на жесткий пол . Раздался сочный шлепок ,как будто кусок сырой говядины уронили с прилавка ,а еще через секунду оглушенная столкновением с твердым полом Алена уже ревела во весь голос ,а Лана, убедившись ,что поверженная соперница не проявляет желания продолжить боевые действия, спокойно встала, невозмутимо подобрала свой видавший виды рюкзачок, соскользнувший с плеча в начале стычки и характерной походкой вразвалочку гордо удалилась, не глядя на отчаянно рыдающую Алену. Прозвенел звонок, и одноклассники Алены оказались перед лицом тяжкой проблемы, которую ,ко всему прочему, решать надо было срочно, пока подслеповатая биологичка Любовь Валерьяновна ковыляет из учительской на третий этаж.
Еще две недели назад заносчивую Королькову одноклассники не задумываясь оставили бы наедине с ее слезами дожидаться первого проходящего мимо преподавателя . Они, пожалуй ,сочли бы даже прикольным, если бы собравшая юбкой и блузкой всю грязь с пола Мальвина пожаловалась бы на обидчицу, и вышел бы громкий скандальчик , который бы изрядно оживил ближайшее общешкольное комсомольское собрание . Однако многое изменилось в средней школе 66 за эти две недели.

2

Директор средней школы номер 66 города Подмосковска Вениамин Богданович Гирин, известный многим поколениям школьников под ласковой кличкой "Гитлер", на самом деле не вполне оправдывал свое прозвище. Грубый, примитивный и недалекий, он отличался склонностью к солдафонскому юмору и был нетерпим к единственной вещи - к любой попытке ученика казаться умнее его, Вениамина Богдановича Гирина, заслуженного учителя, автора методических пособий ,кавалера ордена Трудового Красного знамени и прочая, и прочая, и прочая. На все остальные проделки школьников Гирин обычно смотрел сквозь пальцы ,и лишь в самых крайних случаях громко орал на провинившихся так, что на худой гусиной шее педагога вздувалась синяя жила, а изо рта начала вылетать желтыми липкими комками махорочная слюна застарелого курильщика.

Многие помнили, как в прошлом году одноклассница Алены Корольковой Марина Игнатюк купила паленые джинсы у долговязой баскетболистки Козловой из тогдашнего 10 "Г" ,которая клялась и божилась, что привезла их из Швеции, куда якобы ездила на соревнования. С трудом вбив в покупку свое рано созревшее молодое тело Марина гордо отправилась на дискотеку, где повстречала свою одноклассницу Романову, которой и похвасталась обновкой. Романовой, дочери директора крупнейшего универмага Подмосковска , хватило беглого взгляда , чтобы распознать подделку , о чем она немедленно и известила подругу в малодипломатичных выражениях. Марина убежала с дискотеки в слезах, а на следующее утро, до начала занятий, разыскала Козлову в женском туалете второго этажа, где та в компании подруг смаковала первую утреннюю сигарету и, решительно взяв за грудки ,потребовала возврата денег. Не ожидавшая такого напора от младшей девчонки , Козлова сначала скиксовала, но подбадриваемая подругами ,попыталась отпихнуть наглую салагу, при этом неудачно угодила ей тлеющим концом сигареты прямо в щеку. После того как Игнатюк вынесла баскетболистку из туалета на кулаках, разборка продолжилась в коридоре ,где очень быстро перешла в партер. Внезапно Игнатюк, оттягивающая голову коварной спекулянтки за ноздри назад, и сама коварная спекулянтка , извивающаяся под массой Игнатюк всем своим длинным жилистым телом замерли, как по мановению волшебной палочки ,поймав взгляд Вениамина Богдановича ,который внимательно разглядывал вывалянные в пыли и грязи противоборствующие стороны. Вида спереди ему показалось мало ,и он обошел замерших как скульптурная группа воительниц со всех сторон, приговаривая "тэкс - тэкс - тэкс" и подкашливая . Оказавшись наконец сзади, он вдруг с неожиданной силой пнул Игнатюк в место, где заканчивались ее мясистые ягодицы ,острым носком своего штиблета и не обращая внимания на вой перелетевшей через голову противницы и растянувшейся на полу украинки ,игривой походкой направился к своему кабинету под восторженный гул наблюдавшей за экзекуцией толпы, единодушно признавшей , что "Гитлер мужик молоток" .
Эта грубоватая идиллия в отношениях власти и народа могла бы продолжаться вечно, если бы в один прекрасный день скрытые диссиденты из шестого "А" не бросили самодельную карбидовую бомбочку под ноги новому первому секретарю обкома партии Кленову , который мирно и демократично, в полном соответствии с новыми веяниями совершал вечерний моцион неподалеку от своего дома . Даже с точки зрения новых веяний случившееся было явным перебором. Местные чекисты работали всю ночь и уже в восемь утра в приемной Кленова появился черный от бессонницы исполняющий обязанности начальника областного управления КГБ генерал Гатауллин с исчерпывающей информацией о личностях покусителей. И тут Кленов всех удивил. Он поблагодарил Гатауллина за рвение, несколько раз при этом без ошибки или запинки обратившись к нему по имени-отчеству(которые были, заметим, весьма для русского уха непростыми) , но предложенных генералом мер не одобрил, мягко заметив ,что на дворе все же 1987й год, а не 19,скажем,37й. Вместо этого просвещенный гауляйтер предложил собрать всех участников хулиганской выходки у себя в кабинете и провел с ними не менее часа ,угощая раскаивающихся на глазах террористов чаем с особой обкомовской сдобой и рассказывая им о той особой роли, которую отводит молодежи политика ускорения и о высоких требованиях, коим поименованная молодежь в этой связи просто обязана соответствовать.
После этого чаепития патриархальный и простодушный Подмосковск начал слагать легенды о мягкосердечии нового партийного визиря, а Кленов, едва двойная дверь кабинета закрылась за незадачливыми террористами, вызвал к себе третьего секретаря обкома Исакова, курировавшего, в числе прочего, образовательные учреждения области ,и приказал подготовить к ближайшему бюро персональное дело коммуниста Гирина. Аппаратчик новой формации, Кленов был способен на парадоксальные ходы, однако христианское милосердие и всепрощение отнюдь не относились к числу его добродетелей , и кому-то предстояло поплатиться за пережитый партийным бонзой испуг и погубленное английское пальто из шерсти мериноса(точь-в-точь как у нового генерального!). И этот "кто-то" поплатился сполна, а состоявшееся бюро превратилось в форменное аутодафе, на котором особенно усердствовали приглашенные тетушки из облоно. Схватив невидимо исходящую от новой областной власти установку на лету ,они пикировали на Гирина как гарпии, норовя выхватить по куску плоти из стареющего гиринского организма.
Коммунисту Гирину даже объяснили, что введенная им в прошлом году практика оставления неуспевающих учеников без обеда никакого отношения к Макаренко не имеет, а корнями уходит непосредственно в порочный опыт царской гимназии. О злосчастном происшествии, разумеется, никто не говорил вслух, лишь Исаков в завершающем слове туманно намекнул на "неадекватные формы общественной активности , на которые буквально толкает учащихся скверное состояние процесса коммунистического воспитания во вверенной товарищу Гирину школе" .
Схлопотав строгий выговор с занесением в учетную карточку и проведя после этого - впервые в жизни - неделю на больничном, Гирин вернулся на работу злой как черт и установил в школе нечто среднее между режимом красных кхмеров в Камбодже и распорядком аракчеевских военных поселений. За малейшее нарушение дисциплины виновным было обещано исключение . А нарушением дисциплины ушибленный хвостом тоталитарного ящера Гирин-Гитлер считал теперь все что угодно - от ношения девушками брюк до наличия на ранце не предусмотренных инструкциями министерства просвещения переводных картинок с Микки-Маусом .
Все ясно понимали, что следующий учебный год школа начнет с новым директором, поэтому в зоне риска оказались ,в первую очередь, выпускные классы. Покинуть родную школу со справкой не желал ни один будущий абитуриент, тем более что Гирин озвучил еще одну страшную угрозу - отменить выпускной бал. Девчонки, которые с самого нового года озабоченно выискивали в польских журналах мод оригинальные фасоны платьев ,притихли окончательно и жили тише воды ниже травы, утешая себя мыслью, что до конца занятий осталось всего ничего, а там уж они оторвутся. Аналогично вели себя и мальчишки, хотя им - особенно курильщикам - приходилось особенно трудно. И надо же было именно в это время случиться злополучному столкновению в дверях кабинета биологии.

***

После короткого совещания Регина Варданян и Марина Игнатюк, две самые сильные девочки в классе после поверженной Корольковой, не без усилий подняли рыдающую Алену с пола и быстро увели ее в женский туалет ,по счастью находившийся совсем рядом. Во время переклички Любови Валерьяновне было заявлено ,что Алена упала во время перемены и сильно расшиблась и подружки повели ее в медпункт , что не вызвало у старушки никаких подозрений, еще раз подтвердив старую истину о том ,что лучшие сорта лжи делаются из чистой правды. Сердобольная биологичка даже выразила желание спуститься после уроков в медпункт ,чтобы узнать о состоянии здоровья любимой ученицы. Данное обстоятельства никого особо не обеспокоило, все прекрасно понимали, что до конца урока проигрывающая неравную схватку с болезнью Альцгеймера преподавательница забудет о своем намерении начисто.

3

Теперь читатель не удивится , обнаружив что Лана, вместо того, чтобы наслаждаться сейчас сливочным пломбиром и очередным вестерном с Гойко Митичем , предварительно вытряхнув из подвернувшихся младшеклашек горсть необходимой для приобретения данных благ мелочи, вынуждена была угрюмо подпирать стенку, дисциплинированно дожидаясь начала следующего, четвертого урока. Так много времени подряд ей не случалось проводить в школе никогда ,и она чувствовала себя не вполне в своей тарелке. Старое форменное платье , надетое вместо привычных и удобных штанов также не добавляло телесного и душевного комфорта .
В случае еще одного прогула Гирин лично пообещал ей отправку в спецПТУ под конвоем, и теперь она откровенно маялась, не зная чем себя занять .
Увидев в дальнем конце коридора фигуру приближающейся Корольковой Лана почувствовала, как поджались мышцы ее ягодиц, как всегда перед серьезной дракой . Не прекращая разговора с Региной Варданян, Алена рассеянно мазнула взглядом по хмурому лицу недавней оппонентки ,не проявляя никаких признаков агрессии , и Лана почти расслабилась, как вдруг ,уже почти миновав противницу , Алена стремительно повернулась к подоконнику , быстрым движением руки схватила стоящий на нем Ланин рюкзачок и с силой подбросила его в воздух.

Присутствующие ахнули, и дальнейший полет рюкзачок совершал в абсолютно мертвой тишине, вываливая из себя какие-то ручки, тетради , резиновый эспандер и потрепанный томик Дюма, пока не ткнулся на излете в противоположную стену жалкой кучкой тряпья. . Лана слегка побледнела, подошла к Алене и очень тихо приказала :
- Собрала быстро.
Алена молча мотнула головой.
- Хуже будет, - тем же могильным шепотом предупредила Лана.
Алена мужественно попыталась изобразить на лице презрительную улыбку. Получилось кривовато, но достаточно, чтобы взбесить Лану окончательно.

- Еще получить решила? - неожиданно сорвалась на визг Лана, и, не получив другого ответа кроме все той же кривой улыбки, с силой толкнула Алену кулаком в плечо.
И немедленно получила в ответ толчок в грудь двумя руками, в который Алена вложила весь свой немалый вес.
Лана отлетела и ударилась спиной о жесткое ребро подоконника. От боли она не смогла сдержать стона, на глазах выступили слезы.
Присутствующие ахнули еще раз - никто и никогда не видел Лану Сырых плачущей.
Кривясь от боли и изо всех сил пытаясь сдержать готовые хлынуть ручьем слезы, Лана медленно пошла на противницу
- Ты труп, сучка, - только и сказала она и ударила Алену ногой в пах.
Алена поджидала противницу, сжав кулаки, но не смогла парировать удар и согнулась пополам. На ее глазах тоже выступили слезы и начали прокладывать себе дорожку сквозь с таким трудом восстановленный при помощи Варданян и Игнатюк макияж. Не давая ей передышки, Лана ударила еще раз, угодив ногой по пышной, уже вполне сформировавшейся груди. Из уст Алены вырвался отчаянный крик, но она не упала ,а лишь закачалась ,согнувшись. Лана собралась нанести удар ногой в голову, когда две ее одноклассницы схватили ее сзади и попытались оттащить от жертвы. Для того чтобы отшвырнуть их от себя Лане понадобилось меньше минуты, однако за это время Алена собрала все силы и бросилась на противницу . Девушки повалились на грязный пол и завозились, суча крепкими ногами в бесплодных попытках выйти наверх..
Лана вцепилась Алене в густые белокурые волосы, а Алена, не имевшая возможности отплатить тем же коротко стриженной противнице, изо все сил выкручивала ей ухо, при этом кулаками свободных рук обе остервенело тыкали друг другу в лицо . Неизвестно ,чем бы закончилось сражение ,если бы в коридоре не появился молодой учитель рисования , недавно приехавший в Подмосковск по распределению из солнечной Грузии. Когда, привлеченный шумом и образовавшейся вокруг дерущихся плотной толпой ,он протиснулся к месту действия достаточно близко, чтобы понять ,что происходит, Алена как раз сумела выйти наверх , и пылкий сын гор ,гулко сглотнув, обмер ,уставившись на пухлые округлости ее ослепительно-белых ягодиц ,перечеркнутые тонким треугольником трусиков. Как будто почувствовав его взгляд, Алена сняла на мгновение руку с горла Ланы и быстро оправила плиссированную короткую юбку. Учитель сразу же вышел из сладострастного оцепенения , и засуетился, разнимая дерущихся.
***
Когда прозвенел звонок, и они остались в коридоре вдвоем , он продолжал держать пунцовую одновременно от злости и смущения Алену за руку и горячо говорил:
- Ви же красавица, ви же умница, ну как так можно...на грязном полу.
Алена ,потупившись, рассматривала щель в полу и ковыряла старые доски пола сапожком. Тепло, зарождавшееся в руке, за которую держался учитель рисования, медленно пробегало по всему телу ,и спускаясь ниже живота вызывало ощущения, которых она никогда не испытывала прежде.

***

Весь пятый урок коллективный разум выпускной параллели 66 школы работал как мощный компьютер ,ища выход из сложившегося положения . Ясно было, что обе противницы зашли слишком далеко, чтобы отступить без урона для своего самолюбия и очередная стычка между ними может вспыхнуть в любой самый неудобный момент, например , перед самым кабинетом Гитлера. С другой стороны, если сильные и крепкие девушки решат выяснить отношения в одном из укромных уголков, в обилии существующих в школьной округе и исстари используемых для дуэльных надобностей дело наверняка кончится членовредительством, а стало быть, получит огласку, последствия которой, учитывая невменяемое состояние герра Гирина, было даже страшно прогнозировать.
И решение было найдено. За три минуты до звонка Эдик Ковальчук, непременный участник всех случавшихся в микрорайоне разборок и завсегдатай детской комнаты милиции, отвечая на записку своей подруги Жанны Колесниченко , написал корявыми буквами всего одну фразу : "А пусть они поборятся", заново придал бумажке форму голубя и перебросил через проход. Отличница Колесниченко машинально исправила грамматическую ошибку, подумала минутку ,наморщив очаровательный лобик и подвинула записку своей соседке по парте Регине Варданян

4

Примечательно, что оба класса вместо того чтобы единодушно поддерживать каждый "свою" участницу, раскололись. Многие "ашницы" ,завидовавшие красоте Алены , которую не портила даже унаследованная от матери легкая полнота , и в разное время пострадавшие от ее высокомерия и привычки рассыпать налево и направо колкие насмешки и прозвища ,были ничуть не против поглядеть, как профессорскую дочку опустят на глазах у всех. Мужская часть класса ,представителей которой привыкшая гулять с более взрослыми парнями Алена просто игнорировала, вполне разделяла это желание.

"Вешники" же, рассматривавшие Лану как "своего в доску" парня, относились к ней по-доброму и в создавшейся ситуации болели за нее почти единодушно, зато "вешницы" ,больше чем кто-либо еще в школе ,уставшие от Ланы с ее специфической манерой общаться (при встрече со знакомой она любила ,например, с размаху хлопнуть ее по плечу своей железной ладонью, оставив на память о встрече державшийся неделю кровоподтек ) , нисколько в глубине души не возражали против того, чтобы Лана получила хорошую взбучку.
Поэтому не так уж удивительно, что когда Регина Варданян из 10 "А" и Нина Ягина из 10 "В" встретились в школьном буфете для обсуждения деталей поединка , посторонний слушатель мог бы затрудниться ,пытаясь понять кто здесь защищает интересы Ланы ,а кто - Алены.
Хихикая и смакуя ситуацию, как знаток вин смакует бокал кларета особенно удачного года, они быстро договорились о форме одежды и сошлись на том ,что соперницы будут бороться до окончательной капитуляции одной из них. В качестве штрафа проигравшая должна была объявить себя "трахомной козой" и "малолетней шлюхой". Чистосердечное признание должно было прозвучать трижды - непосредственно на месте , и - нас следующий день - для класса "А" и класса "В" по отдельности. Единственное разногласие между высокими договаривающимися сторонами вызвало место поединка. Регина предлагала укромное место на песчаном берегу Гнилянки, тогда как Нина ,которой не хотелось тащиться в такую даль, настаивала на поляне у заброшенной трансформаторной будке, куда сходились выяснять отношения ученики всех трех расположенных неподалеку школ . Спор грозил затянуться, однако несколько фраз ,сказанных на ухо Ягиной , в которых повторялись два слова "песок" и "пи...да" ,вызвали со стороны последней приступ бурного смеха и условия предстоящей дуэли были единогласно одобрены и скреплены совместным поеданием оказавшихся неожиданно вкусными эклеров, из крема которых - милостью Артемиды, решительно уделявшей в этот день школе 66 повышенное внимание - в этот день не все масло было украдено и заменено маргарином .

5

- В купальнике? - огромные голубые глаза Корольковой распахнулись от изумления. - Зачем? Это же неудобно .
- Ох, - Варданян театрально вздохнула . - Я пыталась их убедить, но Сыриха, говорят уперлась рогом. Пусть, говорит, все ее жирную сраку увидят.
Пухлые губы Алены сжались в тонкую нить.
- Что ж ,- сказала она, изо всех сил стараясь казаться спокойной ,- посмотрим.

* * *

- Ты че, еб...лась что ли? - выразительно покрутила у виска Лана. - Какие еще купальники, да еще в такой холод?
- Я еб...лась? - оскорбилась Ягина. - Это у Мальвины мозги поехали. Варда мне проболталась, что она хочет, чтобы все твою плоскую фигуру заценили.
Кровь бросилась Лане в лицо, она пробормотала что-то невнятное, плюнула на пол и размашистыми шагами двинулась прочь.
- Эй,- окликнула ее Ягина, - так как насчет купальников?
Лана замедлила шаг, повернула голову и ,захлебываясь от ярости, разразилась длинной витиеватой фразой ,которая по форме представляла собой обстоятельную рекомендацию для Ягиной по непристойному использованию упомянутых купальников, а по сути являла собой согласие.

6

Константин Устинович Черненко загадочно улыбался, глядя на собирающуюся на окруженную прошлогодним камышом полоску песчаного плеса толпу ребят и девчонок. Стихии и годы изрядно подретушировали огромный портрет, который за все время ,прошедшее со смерти генсека никто так и не удосужился снять, и улыбка на широком лице приобрела несколько зловещий оттенок . "Неладное вы дело задумали, девчата, ох , неладное, и неизвестно что еще из этого выйдет!" - как бы хотел сказать кремлевский старик.

- Эй! - голос Нины Ягиной вывел Лану от задумчивого созерцания плаката на торцевой стене клуба водников. - Хорош по сторонам глазеть , раздевайся давай, смотри, Королек уже готова.
И действительно, на противоположном конце пустоши Алена уже стягивала длинную юбку, через мгновение оставшись в красном купальничке явно не отечественного производства, слегка открывающем ее тугие ягодицы, от холода быстро порозовевшие и покрывшиеся пупырышками . Мужская часть толпы одобрительно загудела. Алена вспыхнула, подняла с земли куртку и закуталась в нее.
- Эй ,белобрысая, бороться тоже в куртке будешь ? - заржал кто-то в толпе, кажется из бешников.
Но тут разделась Лана и жадное внимание толпы переключилось на нее, тут же обернувшись хохотом и свистом.
На Лане был линялый, некогда синий купальник, вышедший из моды , нижние штанишки трещали под напором мускулистых бедер, тогда как верхняя часть раздувалась на плоской Ланиной груди парусом.
- Эй, Сырых, зачем бабушку раздела? Верни одежку старушке! - глумливо закричал штатный клоун 10 "Б" Сеня Гуревич.
- Не, - авторитетно возразил его коллега из 10 "А" Паша Сладков, - нет у нее никакой бабушки , она от Вторсырья одевается, - и сам громко засмеялся своей шутке.
На щеках Ланы загорелись свекольного оттенка пятна , а стриженый затылок побагровел весь. Она обвела обоих остряков тяжелым запоминающим взглядом, от которого о они вдруг перестали смеяться и на всякий случай отошли подальше.
- Бл...дь, долго мы тут стоять будем, - заорала Лана и, не дождавшись ответа от шушукавшихся Варданян и Ягиной широкими шагами двинулась через импровизированную палестру навстречу противнице.
Поколебавшись, Алена сбросила куртку и тоже двинулась ей навстречу. Холодный слежавшийся песок жег ноги, заставляя обеих двигаться быстрее, но так как Лана начала сближение раньше, их встреча произошла на половине площадки, которую условно можно было назвать "алениной". Оказавшись на расстоянии полутора метров друг от друга , они почему-то не спешили схватиться, а замерли, меряя друг друга злыми взглядами.
- Ну чего встали, бороться пришли, так боритесь, хули! - крикнул кто-то в толпе .
Как бы подстегнутая этим криком Лана бросилась на противницу, неуловимым змеиным движением обвила ногой ее лодыжку и с силой толкнула в грудь . Взмахнув руками , Алена упала на пятую точку, больно ударившись о твердый песок. Грудь тоже ныла от болезненного толчка. Однако Лана не собиралась останавливаться на достигнутом . Одним прыжком оказавшись сзади, она зажала шею Алены в замок и потащила вверх. Хрипящая Алена вцепилась в руки противницы, пытаясь разжать душащее кольцо.
Хрипящая Алена вцепилась в руки противницы, пытаясь разорвать душащее кольцо, однако разжать ланины руки не удавалось. Когда в глазах уже начало темнеть , ей наконец удалось , оперевшись обеими ступнями на песок , изогнуться в своеобразном мостике ,и наконец, с гибкостью ,которой никто от нее ожидал, извернуться и оказаться с Ланой лицом к лицу, тут же навалившись на нее всем весом и, в свою очередь, сдавив изо всех сил шею в замке своих сильных рук. Лана от неожиданности сначала чуть ослабила натиск, но потом сжала длинную белую шею Алены с новой силой, и они затоптались , притиснутые друг к другу, одновременно пытаясь швырнуть одна другую на песок . От необходимости дышать запахом пота противницы ( резким и горьким - Ланы, сладковатым и смешанным с дорогим парфюмом - Алены) обеих подташнивало, и от этого они ненавидели друг друга еще больше.
Сначала борьба шла в тишине, такой глубокой, что зрители могли слышать поскрипывание песка под ногами борцов, потом кто-то из парней, кажется из "Б" класса крикнул:
- Давай, Алена, заломай плоскодонку !
- Ланка, не ссы, задави жирную! Лан, кончай с ней обжиматься, подсечку делай! - тотчас же послышались голоса других болельщиков ,в большинстве своем не симпатизировавших Алене.
Лане первой пришло в голову наступить пяткой на босые пальцы соперницы. Алена взвизгнула от боли и попыталась отплатить той же монетой, однако Лана ловко убрала ногу, и, прерывая этот странный танец, резким рывком вниз высвободила голову и отскочила назад. Алена попыталась перевести дух, но Лана тут же снова бросилась в атаку. Резко присев, она обхватила Алену снизу, сведя руки у нее в паху, с надсадным криком вздернула тяжелое тело противницы и обрушила его на твердый песок. Ошеломленная падением блондинка едва успела перевернуться на живот, как Лана прыгнула ей на поясницу и , злобно урча, начала загибать ее белую гладкую ногу на себя, уклоняясь от отчаянных попыток Алены вслепую лягнуть ее свободной ногой. Наманикюренные пальцы Алены судорожно скребли по твердому песку в тщетных поисках точки опоры .
Наконец ,Алене удалось хлестнуть Лану ногой по голове. Удар прошел вскользь по виску и не причинил Лане особого вреда ,но ошеломил ее на мгновение ,что позволило Алене стряхнуть с себя соперницу, и навалиться на нее сверху всем весом, прижимая к земле. Однако изрядно взопревшая Лана легко выскользнула из захвата и, в свою очередь навалилась на спину Алене.

7

- Не щипайся ,тварь,- яростно прошипела Лана.
Алена ничего не ответила, но ущипнула Лану еще сильнее, захватив сквозь ткань купальника складку кожи и повернув ее под углом почти 90 градусов .
Лана выругалась и ,в свою очередь , зажала между своих крепких пальцев складку на пухленьком животе Алены.
- Отпусти,сука, - истошно взвыла Алена, но сама подать пример не спешила .

* * *

Давай их в стойку поднимем, - предложила Ягина. Она поставила в организованном предприимчивым Сеней Гуревичем тотализаторе три рубля - свои карманные деньги за две недели - и ей вовсе не улыбалось, если матч будет прерван без выявления победителя. В этом случае, согласно установленным предусмотрительным Сеней правилам все ставки уходили в "доход казино".
- Не надо, - ответила рассеянно Варданян. В ее черносливовых глазах горел жестокий огонек, она вперилась в щипавшихся изо всех сил борцов.
Ягина перехватила ей ее взгляд.
- Ты что,мокреешь что ли, когда на них смотришь? - удивленно спросил она.
Увлеченная зрелищем Варданян не ответила, продолжая пожирать глазами борцов, которые медленно передвигались по часовой стрелке, не переставая при этом яростно щипаться..
Острая боль от щипков смешивалась с тупой болью от врезающихся в коленки песчинок ,усиливая взаимное ожесточение. Лана давила на позвоночник Алены изо всех сил, стараясь расплющить тело противницы по твердому песку, однако Алена не поддавалась, упрямо вздымая в небо могучие горбы ягодиц.
Купальник Алены туго врезался в напрягшееся тело ,и незакрытая тканью часть ягодицы как бы выливалась из- под красного покрытия. Видя бугорок нежной розовой плоти перед самыми глазами , Лана вдруг почувствовала жгучее желание вцепиться в него зубами ,однако не могла дотянуться и злилась от этого еще больше. Наконец после двух неудачных попыток ее крепкие белые зубы сомкнулись на теле Алены рядом с краем купальника и рот Ланы наполнился соленым вкусом ,причем сама Лана вряд ли отдавала себе отчет, был ли это вкус пота или крови.
Алена глухо охнула и впилась зубами во внутреннюю сторону твердого мускулистого бедра Ланы, ощутив во рту мерзостный вкус пропитанной застарелым потом тряпки.
Они держали друг друга зубами с неистовой силой бойцовых собак, и, подобно собакам, рычали и поскуливали .
Зрители замерли, казалось, зачарованные происходящим.

* * *

- В стойку! - громко закричала не выдержавшая наконец этого жутковатого зрелища Ягина, и так как вцепившиеся друг в друга мертвой хваткой бойцы явно были не в том состоянии, чтобы реагировать на слова, попыталась спихнуть Лану с Алены.
- Не суйся! - почти басом взревела Варданян и схватила Ягину за ветровку .
- Отцепись , чурка волосатая!- истошно заверещала Ягина, отчаянно пытаясь освободиться. .
- Я чурка? - закричала уязвленная Варданян, упорно цепляясь за ветровку . Нельзя было хуже оскорбить Варданян, нежели напомнив ей о тягостной необходимости брить ноги не реже раза в день . - Ты бы уж молчала , чмо кривоногое!.
Длинные ноги Ягиной действительно были не идеальной формы, что составляло предмет ее тайных переживаний. Она наотмашь хлестнула ладонью по толстым губам. Варданян так же молча влепила ей ответную пощечину, задевшую глаз, который тотчас же начал слезиться.
- Ты мне глаз выбила, сучара - захныкала Ягина, и вдруг , сдернув с плеча маленькую но увесистую сумочку, налетела на противницу . Она орудовала сумочкой как кистенем, норовя попасть пряжкой по лицу ,однако Варданян ловко парировала удары своими сильными руками, поросшими жестким черным волосом. На ее левом предплечье появилась красная полоса и стала набухать кровью . Однако другой рукой она успела вцепиться в оружие противницы и потащила его к себе. Они тянули сумку каждая к себе, при этом остервенело лягаясь и выкрикивая ругательства . Бог знает, чем бы это все кончилось, если бы наконец в свалку не вмешались представители сильного пола . Оскандалившиеся рефери были разняты и отправлены смывать кровь к речке (каждая под эскортом двух одноклассниц). Разъединить Лану и Алену , вцепившихся друг в друга мертвой хваткой оказалось задачей потруднее, однако и она в конце концов была решена, хотя и не без потерь со стороны разнимателей в виде прокушенного насквозь пальца и нескольких царапин.

* * *

Высвободившись из сильных рук Алика Блинова, Лана сбросила порванный в свалке купальник, оставшись в цветастых пацанских плавках и легла на песок , предоставляя опытному Блинову массировать ей мышцы. В это время Алена нервно ходила взад и вперед по своему краю ристалища, при этом упитанные бока ее тяжело вздувались как у загнанной лошади.

8

Наконец схватка возобновилась. Лана ,которую весь перерыв консультировали лучшие борцы школы Блинов и Ковальчук, с самого начала ошеломила противницу каскадом обманных движений, часто заканчивая их "случайными" и очень болезненными шлепками . Алена от этого бесилась, но изо всех сил старалась сдержаться, понимая, что Лана только и ждет того ,что она распсихуется и совершит ошибку.
- Ну, жирная, давай! - дразнила ее Лана, но Алена только тяжело пыхтела и злобно таращилась на соперницу , пытаясь определить вектор новой атаки.
Дыхание начинало сдавать, и она отчетливо понимала, что если она не сумеет подмять под себя скользкое сильное тело соперницы в ближайшие минуты, ей придется плохо. .
- Ланка, не торопись, помотай ее еще, она скоро сдохнет, - подтвердил ее оценку ситуации показавшийся очень далеким голос Алика Блинова.
И вдруг каким-то чудом ей удалось схватить метнувшуюся в ее сторону ланину ладонь. Алена судорожно сдавила пальцы соперницы и скорее повинуясь какому-то инстинкту, нежели проводя осознанный прием начала их выламывать.
Лана взвыла, лицо ее перекосилась от боли. Она попыталась помочь себе свободной рукой, но Алена тут же перехватила ее своей. Некоторое время они боролись, сойдясь живот к животу и грудь к груди и упираясь ногами в песок , потом в запястье Ланы что-то хрупнуло, Лана, всхлипнув, обмякла и Алена без труда швырнула ее тело на колючий песок.

* * *

Лана пришла в себя от острой боли в поврежденном запястье. Обе ее руки были крепко зажаты между ляжками и икрами сидящей на ней Корольковой .

- Пусть скажет, что она трахомная коза! Лен, не выпускай ее, пока не скажет , - где-то высоко над ней бился в сладострастной истерике гортанный голос Варданян.
Голоса других присутствующих, тоже что-то выкрикивающих сливались в неразборчивый гул.

Лане почему-то вдруг ясно представилась эта больная коза, укоризненно смотрящая на нее мутными воспаленными глазами, и ей стало нестерпимо жалко несчастное животное. Однако жалеть козу было явно не время. Жалеть надо было себя. Она попробовала ударить Королькову коленом в лицо , но Королькова ,руки которой были свободны ,легко защитилась, а в наказание подпрыгнула пару раз
на плоской груди поверженной соперницы, вышибая из легких остатки кислорода.
- Ланка, сбрось ее, сбрось! Резко вверх прогнись! - хором орали Ковальчук и Блинов.
Однако это было легче сказать, чем сделать. При попытке прогнуться поврежденная рука стрельнула резкой болью и Лана бессильно опала на песок.
- Лежать, пи...да! - каркнула триумфаторша, растерявшая в напряжении битвы серебристую музыкальность своего голоса , и для вящей доходчивости резко сунула кулаком в ланин лобок.
И вдруг ее увесистый зад, разделенный свалявшимся жгутом купальника, пришел в движение, неумолимо надвигаясь на Лану . Лана отчетливо видела прилипшие к нежной коже песчинки , и вылезшие из- под купальника светлые неподбритые волоски, и уже заплывающий синевой след собственных зубов ,и крупную родинку под правой ягодицей. А потом она почувствовала жаркое влажное дыхание алениной промежности, и тяжелая пахучая масса обрушилась на ее лицо. Она из последних сил попыталась укусить это торжествующий победоносный зад, но Королькова уже убрала орудие мести чтобы через несколько секунд снова обрушиться на лицо побежденной.

- Так! Так! Размозжи ее! - продолжала шепеляво орать Варданян, в садистском экстазе не обращающая внимания на боль , которую причиняла ей распухшая нижняя губа.

И именно от этих пропитанных злобным сладострастием звуков окончательно осознавшей своей поражение Лане стало так страшно и так жалко себя , что из ее сдавленной весом торжествующей победительницы груди вырвалось вдруг рыдание , перешедшее в душераздирающий вой, который, казалось, не мог быть издан человеческим существом, вой от которого ,прервав свой триумф, победительница скатилась с побежденной, приподнялась на локте и несколько раз мотнула головой, как бы пытаясь понять где она и что с ней произошло. Несколько секунд на берегу царила мертвая тишина, а потом, словно эхо, с середины реки откликнулся сиплый гудок пробирающегося к Волге буксира.

9

Пошатываясь от усталости и боли в наскоро забинтованной руке , Лана вышла из троллейбуса и издалека заметила одинокую фигурку сидящей на скамейке у подъезда Наташки.
Увидев Лану, она побежала ей навстречу и молча уткнулась в мощную грудь сестры.
Все было ясно.
- Тихон? - спросила она, сама не зная зачем. Можно подумать, если у матери не Тихон ,а какой- то новый хахаль , то это что-то меняло.
Наташка молча кивнула, не отрывая лица .
- Ладно, - решительно сказала Лана , погладив здоровой рукой сестренку по теплой стриженой голове , - пошли. Не на улице же спать.
- Ой, а что это у тебя? - Наташка вдруг заметила забинтованную руку сестры и робко указывала на нее пальцем.
- Потом расскажу. А сейчас - пошли.
"Сука......тупая мажорная сука.......я ей завтра все зубы выбью ,и пусть на х...й исключают.... Май, а холодно-то как... Блин, какой песок был ледяной, водяры надо глотнуть. В бутылке вроде оставалось на дне, если ее конечно не сп...дил кто. Уложу Наташку в спальник, а сама как-нибудь перекантуюсь", - думала Лана, пока они с Наташкой пробирались вдоль серых подточенных временем заборов . Конечно, по уму надо было отвезти Наташку к тете Зине ,но никаких сил не было тащиться обратно в Заречье через весь город . Перед глазами вдруг возникла свинцовая гладь реки , пакостно улыбающийся Константин Устинович , шаманские вопли Варданян ... "А черножопую я просто убью. Финку в печень - и абзац ", - буднично решила она. .....Внезапно сладковатый запах алениной промежности снова ударил в мозг , к горлу подкатила тошнота и в глазах стремительно завертелись радужные круги . Хорошо , что они уже были на месте . В поисках опоры Лана нащупала рукой шершавую, занозистую дверь их с Наташкой тайного убежища и мягко обвалилась на землю. Она не чувствовала , как Наташка ,сосредоточенно сопя, втаскивает ее в сараюшку, и всовывает ,не раздевая , в спальный мешок.

* * *

Наташке не спалось . Она подтащила к спальному мешку низенький, грубо сколоченный табурет, уселась и стала смотреть на лицо сестры, ставшее во сне удивительно нежным и каким-то беззащитным . Вдруг запекшиеся губы Ланы зашевелились и с них слетел какой-то звук. Наташка склонилась пониже.
- Нет, нет, - пробормотала Лана ,на этот раз более отчетливо, - вы мне льстите.
Наташка озабоченно потрогала лоб сестры, но не обнаружив жара, успокоилась.
Она не знала, что сестре снится, как она танцует менуэт на балу в Фонтенбло, и
снисходительно выслушивает изысканные комплименты графа де Гиша.

* * *

Еще на лестничной площадке Алена учуяла аппетитный запах блинов, готовить которые мама была великая мастерица, и призрачная надежда вернуться домой до ее прихода улетучилась окончательно.
Тяжело ступая на негнущихся ,как будто налитых чугуном ногах ,Алена заторопилась в свою комнату. Надо было срочно переодеться . В ушах звенело.
Она как раз закончила натягивать черный тренировочный костюм, когда в комнату заглянула мама:

- Лёнька, где тебя черти носят? Папка в Москву умчался, очень расстроился ,что тебя не поцеловал.
- А чего он в Москву, он же на следующей только собирался.....
- Ой ,да ты же не знаешь ничего.... Правильно, шатаешься целый день неизвестно где.....,- ворчливо начала мать ,но сама же не выдержав выбранной интонации, вдруг схватила дочь в охапку, не увидев ее исказившегося от боли лица:
- Лёнька! Ты представляешь, папке второй том разрешили!!. Ты только в школу ушла ,как ему Курултаев позвонил.
- Курултаев? - Алена все еще не могла поверить, что весь нелепый , дурацкий и о-очень утомительный день был ,оказывается, всего-навсего прелюдией к удивительному повороту в их жизни . - Курултаев....но ведь он же ...... "диверсия в марксистской археологии"..... "ненаучный обскурантизм".... , -старательно повторила она слова, подслушанные на одной из недавних посиделок родителей с друзьями.
От маминого хохота люстра на потолке задребезжала всеми своими хрустальными висюльками.
- Лёнька, - ласково сказала Леокадия Васильевна ,отсмеявшись .- Ну разве можно быть такой бестолковой. Тебе же все- таки уже шестнадцать. Папа в твоем возрасте первое открытие сделал. А у тебя кроме спорта и мальчиков ничегошеньки в голове нет ..... Перестройка , доченька, перестройка. Тетя Сима рассказывала, что Курултаева с последнего совещания у Яковлева буквально под руки выводили. Так что немудрено, что он засуетился.
В другое время Алена ,несомненно, обиделась бы на маму за "спорт и мальчиков", однако она сейчас она слишком торопилась задать вертевшийся у нее на языке вопрос:
- И про Грааль напечатают?
На высоком гладком лбу Леокадии Васильевны прорезалась вертикальная морщинка.
- Про Грааль ,конечно, пришлось пока выбросить. Не время еще . Но папа сказал, что это и к лучшему . Он еще не во всех выводах уверен. Не исключено, что ему и экспедицию разрешат. И уже с учетом новых результатов он напишет третий том - целиком про Грааль.....

* * *

...Долго искала позу, в которой лежать было не так больно, а когда наконец-таки нашла - нечто среднее между на правом боку и на животе - провалилась в сон почти мгновенно , но перед этим успела обрадоваться тому , что этот длинный -длинный и оказавшийся вдруг таким счастливым майский день все-таки закончился.
Reply With Quote
  #45  
Old 17-Sep-21, 01:57
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

СПАСТИ РЯДОВОГО РАИНА

- Эй, Айгюль, Гузель, тащите его сюда, - скомандовала Зубейдат Исрапова.
На пороге тут же возникли две коренастые смуглянки в косматых папахах и бекешах с газырями. Между ними отчаянно извивался хилый и тощий парень, бессильный вырваться из цепкой хватки конвоирш, даром, что был выше каждой минимум на две головы. Повинуясь жесту своей повелительницы, они бросили жертву на глинобитный пол и замерли в покорных позах. Обе немилосердно потели, и больше всего на свете хотели бы скинуть этот дурацкий маскарад к бениной маме , но, чтя Каноны, только почесывались везде, докуда могли дотянуться свободными руками.
- Код? – перешла на русский язык хозяйка подвала.
Пленник замычал что-то невнятное и отчаянно затряс головой. Владик Раин был, в общем-то, неглупым парнем и отлично понимал, что как только заветная комбинация цифр и букв станет известна мучительницам, его уже ничто не спасет.
- Сабинэ, - ласково позвала Исрапова.
Черные глаза стражниц вспыхнули яростным огнем. Назначив на должность адъютанта и лейб-палача иноверку, «Ханум» грубо нарушила Закон Сестер, и только незыблемость ее авторитета в сочетании с силой пудовых кулаков удержали нукерш от открытого бунта.
Мягко , по-кошачьи, ступая, из тени выдвинулась Сабина Майсурадзе – в джутовых шортах и кожаной жилетке без пуговиц, позволяющей всем желающим любоваться рельефом внушительных бицепсов и геометрической строгостью квадратов пресса. Понизу зябко тянуло холодом, поэтому мускулистые лодыжки фаворитки утопали в теплых чувяках , скатанных из шерсти горного козла. Поклонившись «Черной Вдове» с легкой небрежностью , позволительной любимой ученице, она встала за спинкой импровизированного трона , скрестив мускулистые предплечья и шмыгая раздутыми ноздрями широкого, будто слегка приплюснутого носа . По всей видимости, неурочный вызов в подвал застал ее в эпицентре одного из тех странных насморков, которые позволяли недоброжелателям говорить о ее пристрастии к кокаину.
- Сабинэ, покажи ему свой задний пресс.
Второй поклон Сабины был еще более вольный, чем первый. Такой фамильярной независимостью в общении с начальством обычно отличаются истинные мастера своего дела.
Мечтательно улыбаясь , она приблизилась к несчастному. Нукерши расступились, оставив его качаться, как былинка на ветру. Толчком в грудь она опрокинула Раина на спину и шагнула прямо на него. Последнее, что видел несчастный Владик перед тем как потерять сознание от ужаса, был грубый джутовый шов. Из окна-бойницы под самым потолком донеслось веселое, заливистое тренькание велосипедного звонка. Сабина замерла на секунду, энергично потрясла головой, но потом решила, что звонок ей примерещился и приступила к медленному, но неумолимому процессу приседания. Когда сдвоенный молот ее безупречно круглых ягодиц был уже в каких-то десяти сантиметрах от бледного лица злоумышленника, Исрапова раздраженно что-то буркнула, и Сабина недовольно остановила движение. В глубине души она была вынуждена согласиться – какой смысл тратить цветы праны на бесчувственную жертву.
Ничего, подумала она, давая возможность нукершам подойти к жертве для приведения ее в чувство, далеко не уйдет. Однако боги судьбы судили иначе. Дверь с треском распахнулась и на пороге нарисовалась Виктория Стеблянко. В шортах из гофрированной тафты, легкомысленной белой футболочке, с пушистыми светло-русыми волосами, забранными аптекарской резинкой в хвост, запыхавшаяся от быстрой езды, она всем своим видом контрастировала с мрачным интерьером подвала. Никто не мог понять, что красавица Вика – отличница, спортсменка и активистка «Молодой гвардии» - нашла в тощем задроте с факультета компьютерной диагностики, совершенно бесцветном, рядовом и заурядном , но что-то , видимо, нашла, если , узнав о нависшей над ним в прямом и переносном смысле угрозе, примчалась к нему на выручку с другого конца города.
Айгюль и Гюзель уже готовы были ринуться на незваную гостью , однако та, продемонстрировав изрядное знакомство с Канонами, пригвоздила их к месту ловко начерченным в воздухе Контемплятивным Пентаклем и обратилась с Исраповой, в которой безошибочно угадала старшую. Для начала отвесив безукоризненно низкий низкий поклон, она всего несколькими жестами объяснила, что жертва является ее, Стеблянко, женихом, и если он виновен в чем-то перед Законом Сестер, ей самой должно быть судьей в ее деле , а ее маленьким крепким ягодицам завзятой физкультурницы - выполнить нелегкую, но почетную миссию молота правосудия.
Ликторши злорадно зашушукались, наблюдая как на глазах сереет смуглое лицо Майсурадзе, покрываясь неровными пятнами. Исрапова досадливо развела толстыми, поросшими черным волосом руками , мол, что тут попишешь, однако черная пантера не была склонна выпускать из своих…э-э…рук уже почти попавшую туда добычу.
- Гоорз! – гортанно, будто играя камешками в горле, прорычала она.
Гордый клич пронесся под сводами подвала, подобный зову самки динозавра над плеоценовым болотом и, несколько раз отразившись от стен, отлетел в самых дальние, поросшие плесенью углы, где и затих.
На эту отсылку к естественном праву Твердых Ягодиц нукерши одобрительно зацокали языками, а «Ханум» бросила на них самодовольный взгляд, как бы лишний раз демонстрируя, что не ошиблась, так высоко подняв христианку над единоверками.
Гордое «гоорз» в зависимости от контекста могло нести тысячи смысловых оттенков, а в данном случае вкратце означало следующее: «Мои ягодицы тверже трансформаторной стали. Как два солнца, восходят они над миром, как две луны, рассеивают ночь. Они тверды, как слово Пророка и неумолимы, как Его закон. Они вольны попирать любого самца , встреченного ими на пути, и горе той, кто осмелится поставить это право под сомнение!»
Однако же , удивительное дело, Стеблянко осмелилась.
- Варга гракка, Сабина Майсурадзе, - звонко и бесстрашно выкрикнула она и после незаметной никому, кроме посвященных паузы, добавила, сжигая за собой последний мост. - Зорг гырыш!
Протяжное «ООО» донеслось из той части подвала, где переминались с ноги на ногу Айгюль и Гузель, а лицо Исраповой приняло загадочное выражение.
Никто из находящихся в подвале , разумеется, и на минуту не допускал, что наглой пришелице знаком Язык Сестер . Наверняка нашла где-нибудь в интернете и добросовестно зазубрила наизусть. Однако сути это не меняло.
Толстые негритянские губы Майсурадзе задрожали:
- Ва…варга гракка, Виктория Стеблянко. – заикаясь, пробормотала она. – Зоргел гырыш-ба!
Не успело эхо принести ее слова обратно, а девушки уже бросились друг на друга, соединяя в своем порыве ярость с холодным математическим расчетом , и рухнули на пол, сплетясь как две змеи. Очень скоро выяснилось, что силы противниц равны, и не успела истечь первая минута поединка истечь, как щеки, лбы и носы обеих запылали, ободранные прикосновениями жесткой ткани.
Сколько обе не тужились, не пыхтели, сколько не призывали на помощь мингрельского Джабу Пресветлого и русского Стрибога, сколько ни клялись Семью Сороками Страшных Клятв и еще одной расплющить свиной пятак противницы, верх никто так и не взял, и через неполные девятнадцать минут выбившиеся из сил Палач и Заступница нашли себя в сакраментальной позиции, которую в ночном клубе старика Нельсона было принято называть «валеткой». Сам клуб пару лет назад разгромила полиция, сразу после того как в приват-апартаменте второго этажа заезжая циркачка задушила ляжками племянницу мэра, а хорошее название осталось.
Секунды семенили друг за дружкой, похотливо слипаясь в минуты, а сплетенные на полу фигуры почти не шевелились , и только глухие стоны и судорожное подергивание вздыбившихся мускулов показывали, какое чудовищное напряжение кроется за этой скульптурной неподвижностью. Все чаще Гузель и Айгюль бросали вопросительные взгляды на свою повелительницу, пока та не вынуждена была качнуть тяжелым оплывшим подбородком. Этого было достаточно. Нукерши приступили к разниманию, используя при этом специальные полированные трости из бамбука, срезанного на южном склоне храмовой горы Оорсан – только ими можно было разнимать священную борьбу «зорг», не рискуя покрыть ни себя, ни разнимаемых воительниц проклятию богов до седьмого колена.
Через некоторое время обе были поставлены на ноги. Будто обретшая второе дыхание, самоотверженная невеста бросилась приводить в чувство любимого, а ее противница осталась стоять в центре комнаты. Ее злое мартышечье лицо кривилось, в глаза стояли слезы.
- За каким хуем вы нас разняли-то, а ? – горестно вопрошала она . - Я ж почти ее додавила…
Стражницы потупились, стараясь притушить злорадный блеск глаз и подергиванием плеч указывали на напрягшуюся на своем троне «Черную вдову».
- Так это ты, жаба жирная! - возопила Майсурадзе, у которой саднящее самолюбие отключило не только почтение к Канонам, но и остатки инстинкта самосохранения. Черные глаза Исраповой сузились, она задумчиво взяла из рук Айгюль священную трость и перетянула наглую ученицу, забывшую главный из канонов – Канон Почтения - поперек смуглой физиономии.
Столкнувшись, боль и унижение высекли в сознании гордой юной мингрелки ослепительную искру, на смену которой пришла полная и совершенная тьма. Обезумев, она прыгнула на наставницу как барс. Ее растрепанная темноволосая голова врезалась в пышный бюст наставницы , как снаряд, отбивая дыхание, однако и падая с трона, «Черная вдова» инстинктивно ухватилась за взбунтовавшуюся воспитанницу и увлекла ее за собой.
Таская друг друга за что придется , учительница и ученица покатились по полу. Под руку младшей попался ворот церемониального платья , выписанного из Гонконга за много тысяч долларов. Тонкая ткань треснула, жемчужные пуговицы весело заскакали по полу, и жирные смугло-сизые груди Исраповой с крупными черносливинами сосков вывалились на свободу.

- Что ты наделала, пизда черножопая! – заорала Ханум.
- Сама черножопая, - логично возразила ей любимая ученица.
Остолбеневшие нукерши, отвесив челюсти, уставились друг на друга. Ничего подобного, конечно, в Канонах описано не было.
Умная Вика не стала ждать, пока они выйдут из когнитивного диссонанса. Она дернула спасенного Раина за руку, так, что он едва не зарылся в глину носом и влюбленная парочка выскочила наружу, навстречу звукам начинавшейся грозы.



Октябрь 2014
Reply With Quote
  #46  
Old 18-Sep-21, 03:24
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

Борис Багаров
УСПЕТЬ ДО ПОЛУНОЧИ


Посвящается….а, впрочем, какая разница, кому. Все равно она этого никогда не прочитает, а если и прочитает, то ни за что не узнает себя.



1

- Ты не можешь мне ничего запретить!
Когда-то милая ходила в театральную студию и чему-то там все-таки научилась. На нас обращают внимание. Даже мужик внизу , бодро орудовавший шваброй, на мгновение останавливается, чтобы послать мне исполненную мужской солидарности ухмылочку.
- Ты не можешь мне ничего запретить, - повторяет милая уже спокойнее, и, не видя на моем лице должной реакции, дополняет этот тезис другим, с ее точки зрения , еще более весомым: - Ты мне даже не муж!
Если глупышка предполагает, что я проникнусь чувством вины настолько , что брошусь исправлять свое упущение прямо сейчас, то она обманулась в своих расчетах самым жестоким образом. Даже униформист со шваброй внизу потерял , кажется, к ней интерес, сосредоточившись на сборе прядей разноцветных волос, скатавшихся в комки так же плотно, как их хозяйки несколько минут назад. У края арены неизменный распорядитель всего этого бардака рефери Павел с наглым апломбом парирует выпады кого-то из поставивших на незадачливую физкультурницу, в то время как ее саму , ну чисто Несс Деяниру, уносит прочь от позора дружок с такой же, как у нее дикообразьей прической, успевая на бегу успокоительно похлопывать ее по попке. Хлопал ли Несс Деяниру по попе? Не ведаю. Точнее, просто не помню. Детство, а вместе с ним и потрепанная книжка Куна осталось за какой-то туманной стеной…
А вот победительница не суетится. Она неподвижно застыла на коленях посредине арены, убрав голову в руки и выставив на всеобщее обозрение пухлую подушку смуглого зада, разделенную на две сочные половинки жестким швом коротких спортивных трусиков. Видно, что последнее удержание банка далось ей нелегко, и она пытается каждую секундочку посланного судьбой короткого перерыва использовать для восстановления сил. Собственно, именно эта поза полностью отрешившегося от мирских сует страуса и спровоцировала в моей ненаглядной жажду подвигов. Агрессивно выпятив свою бульдожью челюсть, так не вяжущуюся с ее гламурной внешностью профессиональной фотомодели , она пожирает глазами то скорчившуюся фигуру в центре арены , то часы напротив , стрелки которых неумолимо движутся к верхнему делению гигантского циферблата . Банк представляется моей ненаглядной легкой добычей, а с учетом того, что за последние три часа он увеличился в 24 раза, добычей лакомой. Однако своим маленьким, но вполне исправно тикающим умишком она прикидывает , не разумнее ли пропустить вперед еще одну, если не двух соискательниц . Тем более, что ни Девушка-Змея, ни Элла-Качиха , ни Сова, наконец, Ушастая никуда из-за зала не делись и заняты сейчас теми же вычислениями, что и моя избранница. Собственно, и перебранку-то со мной она затеяла только для того, чтобы выведать мое мнение и запастись козлом отпущения на случай неудачи.
Не дождавшись от меня новых аргументов, милая начинает приподниматься во весь свой немаленький рост , но ее опережает сидящая перед нами пепельная блондинка
- А можно я попробую? – ее звучный, хорошо поставленный голос перекрывает многоголосый гвалт, который, впрочем, тут же затихает.
- Оу, пожалуйста! – лыбится снизу Павел и гостеприимно тянет вверх
свои короткие немужские ручки с маникюром. - Как зовут нашу высокоуважаемую гостью?
- М-м…Ингрид, - почему-то с ответом на этот вопрос она немножко замешкалась.
- М-м-мингрид! – радостно подхватил Павел. - Итак, следующая участница нашего представления – великолепная и ослепительная Ингрид, попросим!
Зал разражается аплодисментами, милая закусывает губку, а красавица, не теряя зря времени, сбрасывает стильную и явно очень недешевую кофточку на колени своего спутника , который, видимо, не одобряя ее демарша, смотрит куда-то вбок, мрачно нахохлившись, если, конечно, последний термин вообще применим к носителю такой гладковыбритой головы. Потом грациозно-небрежными движениями ног она избавляется от туфель и, наконец, одним пианинным движением расстегивает все кнопки на длинной юбке, и, оставшись в почти невесомом лифчике и таких же узких трусиках, начинает спускаться, покачивая крутыми бедрами - к вящей радости мужской части аудитории и завистливому шипенью женской. Я различаю на мраморной коже ее безупречных ягодиц явственные мурашки – то ли от того, что в зале порядком прохладно, то ли, несмотря на это самоуверенное покачивание, она все-таки волнуется.

Почти половина спуска остаются позади, когда ее спутник вдруг выходит из ступора и заполошно орет:
- Инга! Понтий!
Секундная заминка, потом ритуал покачивания совершается в обратном направлении. С лебединой шеи снимается цепочка с кулоном, сделанным в виде в виде насупленного дядьки в шлеме – уж не предок ли это лысо-бритого бдительного господина? - и, брошенная небрежным жестом летит прямо в меня , в последний момент цепляясь за резную шишечку на спинке кресла . Ошарашенный таким обращением, дядька повисает, раскачиваясь, и тут я вижу, что вместо живота у него искрится большой синий камень. Однако!
- Училка какая-нибудь, - ляпает вернувшая себе дар речи милая. – Там в банке ее зарплата за десять лет лежит, вот ей крышу и снесло. Ничего. Сейчас Маринка ей бока намнет…
Может быть. Все может быть. Однако пока банкующая выглядит откровенно неважно - мокрый рот страшно ощерился, лоснящиеся от пота гладкие бока тяжело вздуваются, обдрябшие после появления на свет Ксюхи и подернутые легкой дрябью целлюлита полупопия бьет мелкая дрожь . Зал гудит, как растревоженный улей в хозяйстве С.Сычева . Оживленно снуют букмекеры, на лету схватывая сыплющиеся ставки. Павел галатно протягивает руку и, помогая претендентке перелезть через бортик. Плачевное состояние хозяйки ринга не укрылось от его опытного глаза, поэтому он сразу же пытается вовлечь претендентку в какой-то пустой салонный треп. Та сначала ему это позволяет, но уже после четвертого вопроса замечает кротким голоском вызванной к доске пай-девочки:
- Дорогой Павел! Мне и моей собаке чрезвычайно лестен Ваш интерес к режиму ее кормления, но развивать эту тему дальше было бы нечестно по отношению к моей уважаемой противнице, которой, как все видят, просто не терпится помериться со мной силами в равном единоборстве.
Недовольная затянувшейся паузой толпа встретила ее реплику улюлюканием и одобрительным гулом. Марина только злобно фыркнула. Взгляд ее светло-карих, как сливочный ирис, глаз, не сулил выскочке ничего хорошего. В притворном признании поражения Павел приподнимает свои пухлые ладошки , почтительно осведомляется, знакома ли почтенная гостья с правилами, и несмотря на немедленно последовавший утвердительный кивок, начинает их перечислять занудным речитативом. Зал недовольно ропщет , Инга же покорно слушает, лишь изредка выдавая свое нетерпение покусыванием нижней губки .
Не мытьем, так катаньем Павел добивается своего. Когда в нарастающем воксе попули становятся различимы призывы тащить его с арены за ноги, вынудил его прервать занудный перечень, мокрые бока банкующей уже вздуваются реже, а страшный оскал уступает место плотно сжатым губам , придающим ее смазливой мордочке выражение мрачной решимости.
Многое Павел не успел сказать, но это и неважно. Основное правило – победа присуждается той участнице, которая первой заставит противницу коснуться любой частью тела (кроме волос) пространства за пределами жирного белого круга - всем известно , а за соблюдением многочисленных мелких ограничений и условностей никто следить все равно не собирался. За всю историю «Royal Midnight Grand Prix Open» было только два случая снятия за грубость. В прошлом году подрались две Светы - Светка Бляблина (та, которая «Света – ни дня без минета») психанула и начала пинать своей тезке Сипаевой, узкоглазой здоровячке с немножко заторможенными рефлексами под плоский накачанный зад, за что и огребла немедленно в торец. А этой весной штангистка из Оренбурга, бицастая чувиха с невъебенными понтами и татуировкой на бритом лобке «Вход только для Альфредика» , прокусила Регине Варданян одну из пышных, никак не желавших вмещаться в лимитированное пространство спортивного топа сисек. «Регги-в-ночи», правда, в долгу не осталась, и вцепилась ей зубами в щеку. Хуже всего было то, что пока их растягивали, оказывали первую помощь и прямо на месте накладывали швы, один из оренбургских братков (возможно, тот самый лицензированный Альфредик ) успел сломать регинкиному папику нос.
Сегодня и вовсе все протекало мирно. За вбрасывание долго, вязко, но на удивление корректно боролись Алинка Белозерцева и Танюша Гусельщикова, а на победителя успешно вышла Марина Игнатюк, которая и удерживает банк уже два подхода.

* * *

Предотвратив начало суда Линча своей профессионально ослепительной улыбкой, Павел резко рубанул ладонью воздух между противницами, и с криком «Поехали» отскочил назад. Если он рассчитывал таким образом обеспечить Маринке преимущество внезапности, то его надежды не оправдались. Сильное гибкое тело Инги качнулась влево, и бросившаяся на нее Маринка , не встретив вытянутыми в атаке руками цели , пробежала по инерции пару шагов и рухнула плашмя – не без помощи Инги, ловко толкнувшей ее между лопаток.
Марина чуть-чуть не добежала до белой черты, и если бы не подобрала под себя руки, чтобы смягчить падение, банк бы уже перешел к Инге. Не теряя времени, Инга прыгнула на противницу, и оседлала ее в районе поясницы. С ошалевшей от такого дебюта публикой творилось нечто невообразимое. Из сыпавшихся со всех сторон советов неофитке можно было вычленить вполне разумную рекомендацию : схватив за волосы, раскачать соперницу и, самой оставаясь на месте, выволочь за черту ногами вперед.
Кое кто советовал сделать то же самое , только как бы раскрутив тело противницы в амплитуде. Профессиональные борцы, которых в зале было немало, рекомендовали переворот накатом , обратный прогиб, или какой либо другой бросок через себя, однако для его выполнения у Инги явно не хватало силенок, да и, наверное, и опыта.
Инга самым очевидным образом растерялась и начала просовывать предплечье правой руки под подбородок противнице , обнаруживая свое знакомство с джиу-джитсу. Удачно проведенный, такой зажим мог заставить Марину сдаться или, потеряв сознание, пересечь роковую черту в виде бесчувственного, не оказывающего сопротивления багажа.
Однако Марина вовсе не собиралась неподвижно ждать подобной участи и в полной мере вспользовалась растерянностью противницы. Собрав все силы,она резко вздыбила зад и встала на четвереньки, от чего Инга съехала по ее скользкой спине и перевалилась через ее голову.
Зал аж задохнулся , видя как Инга скользит навстречу хищно изогнувшейся белой черте, означавшей для нее быстрое и бесславное положение. Однако каким-то чудом Инга задержала скольжение, сдавив бедрами Маринкины бока. А пущей устойчивости вцепившись обеими руками в ее пышные черные кудри, Марина взвыла, но продолжала раскачиваться-вперед назад, готовя финальный взбрык. Если бы он оказался успешным, Ингрид бы сделала сальто через голову противницы, коснулась бы роковой зоны ногами, и мертвая хватка, с которой она сжимала Маринину шевелюру, ее бы не спасла.
Кроме того, Марина могла решиться и на кувырок вперед – девушки стояли таким образом, что даже при относительной неудаче первым касалась запретного пространства «наездница».
- Набок, набок падай, - орали наперебой те из Ингиных поклонников , которые сохранили самообладание и пришли сегодня без вторых половин. К этому моменту моя робкая попытка что-то посоветовать была пресечена ударом острого локоточка мой любимой между ребер и я сидел прямо, как китайский мандарин на приеме посетителей.
Сложно сказать, дошел ли совет до ушей Ингрид, или она сама дотумкала своей пепельной головкой, аккуратность которой ни на волосок не нарушили, странное дело, несколько минут сверхинтенсивного поединка. Как бы то ни было, она отпустила волосы противницы, стиснула ее шею кольцом рук и резко послала тело вправо. Марина мгновенно отреагировала. Сначала она пыталась устоять, широко расставив ноги, а когда поняла, что это ей не удастся, уже падая умудрилась развернуться боком, так что Ингрид оказалась ближе к фатальной линии, и упираясь сильными ногами, начала медленно смещать к ней противницу. Ингрид начала подбивать ей ноги своими, сбивать их с упора и в этой борьбе ног было что-то завораживающее. Руками Марина пыталась разжать душащее ее кольцо.
Некоторое время они боролись, а потом Инга попробовала сделать перекат, однако неудачно – встав на мост и широко раздвинув ноги, Марина зафиксировала ее на лопатках.
- Марина, нога, осторожно! – закричала ее невестка, Надька Резникова, выполнявшая при родственнице функции коуча и секунданта.
Однако этот крик явно услышала и Ингрид . Мгновенно сориентировавшись , она начала подбивать пятку противнице, двигая ее к роковой черте. Руками она ухватила противницу поперек туловища, чтобы в случае чего реализовать перекат.
Марина уходит на бок, возвращаясь статус кво. Здесь у Ингрид сдают нервы. Она бьет ее кулаком в затылок. Марина резко отвечает. Однако драки не происходит. Павел поднимает их на ноги. Незнакомка извиняющее улыбается, Марина тоже выдавливает из себя подобие улыбки. Поскольку положение было равным, борьба начинается в стойке, однако не в центре ковра, как можно было бы предположить, а там же, у самой опасной черты. Девушки осторожно маневрируют. У Инги выражение лица круглой отличницы по естествознанию , попавшей на районную олимпиаду по одной из гуманитарных дисциплин. У Марины выражения нет вовсе, только блестящие от пота щеки, и падающие на глаза спутанные волосы, все остальное – тупое бульдожье упрямство.
На табло пятерка сменяется шестеркой и тут же все табло обрамляется красным – сигнал того, что ставок больше нет. Не успевшие поставить на Марину – почти ни у кого нет сомнений, что она выстоит оставшиеся четыре минуты – разочарованно гудят.

23.57. Девчонки схватились по-медвежьи у самой черты, гнут и ломают друг друга.
Выпучив глаза от натуги, Марина наконец-то ставит противницу раком. Дальше казалось бы дело техники – но ну тут-то было. Вспотевшая Ингид выскальзывает из хвата сверху, да еще и пытается подняться. Они очень напоминают сейчас любовников в коленно-локтевой позе. Из зала летят сальные шутки и скабрезные подбадривания. Марина злится, дергает Ингрид в разные стороны , пока наконец-то не сводит свои сильные руки под ее животом. Отчаянный рывок, стройные ноги пришелицы взлетают в воздух…и тут пронзительно воет сирена. Марина замирает с брыкающейся ношей в руках….скашивает глаза на ногу-предательницу, вылезшую за белую черту на целый мизинец. Аккуратно, почти бережно ставит Ингрид на ноги и только потом растекается в басовитых обиженных рыданиях.
Еще не до конца осознав, что произошло, зал недоуменно замирает. Часы неторопливо откашливаются, как бы смакуя торжественность момента , и начинают громко бить, возвещая начало новых суток.


* * *

Я должен ее увидеть еще раз . Просто обязан. У меня даже предлог есть – тот самый брелок. То есть, кулон. Забытый в вихре оваций и награждений, шампанских пузыриков и злых маринкиных слез, он так и остался одиноко висеть на спинке кресла. Воспользовавшись моментом, я ловко прячу его в карман пиджака. Осталось хоть ненадолго оторваться от моей несравненной и единственной. Но как?

- Андрей! Китаев!

Клинги. Как нельзя вовремя. Кто бы подумал, что они тоже сегодня тут проводят вечер.
Дамы обмениваются приветственными чмоками и радостными повизгиваниями, при этом не забывая цепко осматривать друг друга . Жека Клинг чуть ли не ест глазами безымянный палец милой , и, не обнаружив изменений, важно приосанивается. Однако и у милой есть свои поводы пыжиться. Жека хоть и законная жена, но бизнес у меня идет лучше, чем у Игоря, поэтому по части фитюлек , цацек и разных прочих бряцал Жеке с милой лучше не тягаться, так что 1:1, а с учетом того, что милая недавно вернулась с показов в Риме , в то время как в жекиной карьере с лета наблюдается, скажем так, некоторый простой, мы даже лидируем. С другой стороны, простой может объясняться чисто репродуктивными причинами, и тогда…тогда лучше не представлять тот скандал, который меня ждет по возвращении домой. Начмокавшись вдоволь, девушки отправляются в барчик спрыснуть встречу, а мы с Игорем получаем полчаса свободы, которые я намерен потратить на поиски таинственной победительницы.
Собственно, я почти уверен, что после такого напряженного поединка ей не обойтись без душевой, и уверенным шагом направляюсь в сектор участниц, куда у меня, как у члена президиума клуба, есть доступ. Опаньки, а это у нас тут драка. Интересно, у кого это остался такой запас неизрасходованных сил и эмоций. Похоже , даже не драка, а избиение. Чья же это может быть такая здоровая жопа? Чья это макси-юбка метет пол в такт каждому удару? И тут, наконец-таки, соображаю, что это мамка букмекеров Алена Черепанова по кличке «Мальвина» лупасит проигравшую смертным боем. Я прикидываю сколько ставок было сделано в последнюю разрешенную минуту – с 23.55 до 23.56, когда все, включая меня дурака, были уверены , что Марина отстоит банк и присвистываю.
Когда малява об этом событии дойдет до славкиной колонии, Алене может мало не показаться.

* * *

Славка Череп, перед тем отправиться на кичу за убийство ювелира, оставил жене не только несколько налаженных бизнесов, но и вполне квалифицированно поставленный удар. Впрочем, Маринка девчонка железная, она бы Алене только так дала оборотку , но полтора часа борьбы за банк выжали ее как лимон, и я вижу ,как она кучкой рушится на пол, Алена, подобрав юбку, бьет ее своими полными ногами по грудям и под ребра. Тут откуда ни возьмись, вылетает менеджер женской раздевалки Лана – прикольная мускульная девчонка, стриженная под ежика как пацан, раньше в налоговой работала, оттуда я ее и знаю – и повисает на Алене. Та перекидывает ее через себя и начинается у них такой бокс, что любо- дорого смотреть, Костя Цзю отдыхает, только бошки мотаются. Алена заметно тяжелее, и вскоре Лана отлетает к стене, перекувыркнувшись через голову. И тут же вскакивает, скидывая узкую форменную юбку, и остается в узких черных плавках. Алена тоже успела снять свою макси и прет на Лану, колыхая своими телесами – попец у нее и раньше был выдающийся, а после недавних родов окончательно вышел за рамки, напоминая две лохани с круто замешанным, переливающимся за края тестом – и тут же огребает ногой по балде. Ай да Лана! Второй удар Алена смогла заблокировать, взяла Ланину ногу в захват, но Ланка выкинула такое , на что я и в лучшие свои годы не решился бы. Был у нас в десантуре паренек, любитель таких фокусов, но и он такое выкидывал только на спаррингах, а тут – драка. Бедовая девка Лана . Свободной ногой она отталкивается от пола, взлетает в воздух и йес!….Алена шатается, трубит, как боевой слон. Или мне так кажется, потому что звуки проходят через черную ткань Ланиных трусиков и Ланин же пах – всплескивает руками в воздухе и валится навзничь, как подрубленное дерево. Молотит по полу тяжелыми ногами, пытаясь выбраться. А как тут выберешься, если на шее у тебя – образцово выполненная четверка, на лице - Ланина пизда, а сама Лана, не собираясь останавливаться на достигнутом, лупит тебя с двух рук в кумпол.
И тут я понимаю, что Лана реально может Алёну убить, но не успеваю задуматься о том, что мне в связи с этим следует предпринять, как в комнату вваливаются шкафы-костоломы из алениной охраны. Плохо пришлось бы Лане, но тут на «черепков», как черти из мешка, сыплются бойцы ЧОПа «Тризуб», принадлежащего папе Марины, и начинается такая свалка, что я рву на себя первую попавшуюся дверную ручку и уношу ноги , спасая зажатого в кулаке Понтия.
.


* * *


Вьюга ударяет мне в лицо, но я успеваю понять, что оказался во внутреннем дворе Клуба и – о, чудо! – различаю перед собой знакомую узкую спину. Ингрид уже успела облечься в искристый голубой мех (такая норка стоит целое состояние, если это, конечно, настоящая норка), но я узнал бы ее из тысячи. Я успел вовремя – еще бы секунда и она бы исчезла внутри серого лимузина с со странной фигуркой на капоте, больше всего похожей на исполинскую летучую мышь. Бритый почтительно придерживает дверцу, но даже плечи его, по-моему, выражают крайнее неудовольствие. Заглушая вьюгу , я кричу первое, что приходит на ум:
- Инга, Понтий!
Она замирает, как в стоп-кадре, поворачивается, и я впервые вижу ее глаза так близко - синие, как понтиево брюшко, но при этом удивительно теплые . Она морщится в комическом ужасе, вот, мол, какая я раззява, и благодарит меня своей удивительной, немного виноватой улыбкой, впрочем, возможно, адресованной не мне, а строгому спутнику.
Хлопает дверца, огни лимузина исчезают в снежной круговерти, снег забивает глаза, лезет за шиворот, а я все стою и стою , обалдело ворочая головой.
Разлетевшееся прямо надо мной окно выводит меня из ступора. Ого! Надо срочно разыскивать милую, и двигать до хаты. Достаточно на сегодня сильных впечатлений, право слово . Возвращаться в раздевалку, где кипит бой, наверно, глупо, и я бреду в обход, увязая шевровыми туфлями в снегу.

* * *


Кажется, я вовремя. На полу ворочается странная конструкция, похожая на оживший противотанковый еж. Милая с Жекой умудрились сцепиться так, что обе пары ног - жекины метр четырнадцать каждая против метр восемнадать милой - торчат в разные стороны, а вокруг них бегает бледный Игорь, оглашая пространство невнятными воплями (что-то вроде «Шатц, я не могу этого видеть!»). Давно и не мной подмечено, что модели дерутся на удивление неэстетично. Пыхтят и отдуваются как два грузчика-астматика, содержимое сумочек разлетелось по всему бару, брючины задрались, демонстрируя обтянутые теплыми колготками лодыжки, про волосы я вообще молчу. Я с большим трудом отдираю пальцы милой от лацкана жекиного пиджака, пока Игорь совершает аналогичные манипуляции с Жекой. Со второй парой рук все оказывается сложнее. В конце концов, в судорожно сжатом кулачке любимой остается жекин локон, но миссис Клинг уносит на память прядь волос подруги, так что никто не должен уйти обиженным. Стараясь не смотреть на Клингов, милая поддергивает брюки и заправляет в них выбившуюся блузку, по центру которой расплывается большое коричневое пятно. Я бы сказал, что приз за меткость заслужила наша пара: Игорь сейчас занят тем, что расчищает салфеткой Жекину мордашку, сплошь заляпанную кофейной гущей.



* * *

На другой день я, естественно проспал, потом почти до двух плюхался с отгрузками, и когда, наконец, добрался на бизнес-ланч в «Риголетто», все наши уже отобедали и теперь под дижестив упражнялись в построении версий вчерашнего происшествия.
Борька Шеболдаев утверждал, что нас посетила самая что ни на есть взаправдашняя литовская белоколготочница . В Чечне вроде как наметилось замирение, вот она и подалась в наши палестины на приработки. Палестины, ага, сочился сарказмом Федюся Кривошапкин. Из Моссада она, из охраны ихнего посольства, поразмяться выбралась, сучь носатая.
Говорили также, что старый Игнатюк, отсутствовавший на мероприятии по болезни, примчался в клуб сразу после нашего отъезда, едва не наехав колесами на сноху, барахтавшуюся в снегу с Аленой, - Надька относилась к чести принявшего ее в свои ряды клана не по-детски и схватилась с толстой букмекершей не на жизнь, а на смерть - и бросил остатки изрядно потрепанных в битве с «черепками» тризубовцев в погоню за покусителями на фамильную честь (они же расхитители фамильного бюджета) . Сам же остался у телефона, закрывать с помощью прикормленных ментов границы области. Однако ни серого лимузина с летучей мышью на капоте , ни его пассажиров так никто никогда больше и не увидел.
Наверное, в этой истории что-то могли бы прояснить пилоты грузового «боинга», продиравшегося в ту ночь над нашей областью к спасительной гавани Домодедово , однако они сошли с ума еще в воздухе. В новостях показывали, как их грузят в психовозку - один заливался счастливым детским смехом , а другой кричал выпью, верблюдом и петухом , без перерыва и ни разу не перепутав последовательность.
Что-то, наверное, мог бы добавить и я. Но инстинкт самосохранения приказывает мне молчать. Не хочу я туда, где взрослые дяди хохочут заливистым детским смехом или кричат выпью, верблюдом и петухом без перерыва и не сбиваясь. Поэтому они умрут со мной, эти две, даже не две, а полторы фразы
раздавшиеся в голове в от короткий миг , когда я одновременно ощущал прохладные пальцы Инги и гладкое брюшко Понтия.
«…нелепая потасовка с туземкой. Что скажет Светлейший?»
Я-то убежден, что их произнес бритый, но вот беда – я отлично видел его искривившиеся в укоризненной гримасе губы. Они были плотно сжаты.



* * *

Каждый декабрь, когда до Нового года еще далеко, а на улицах вовсю хозяйничают вьюги, Ингрид приходит в мои сны. Покачивая гладкими бедрами, она приближается ко мне и улыбается своей застенчивой, немного виноватой улыбкой. Я протягиваю руки, чтобы заключить ее в объятия , но между нами вырастает приземистая фигура ее хмурого стража, и я просыпаюсь от крика, отражающегося от плотно сомкнутых губ :

- Инга! Понтий!
Reply With Quote
  #47  
Old 18-Sep-21, 19:44
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

Борис Багаров


ОБСТОЯТЕЛЬСТВА НЕПРЕОДОЛИМОЙ СИЛЫ



Если вы не работаете в «Первом губернском банке» и не принадлежите к числу его vip – клиентов , то вам, скорее всего, ни разу в жизни так и не придется побывать в так называемом Малом Операционном зале этого замечательного учреждения. Даже если вам каким-то образом станет известно назначение неприметной двери справа от поста охраны , при первом же шаге, сделанном в этом направлении , перед вами немедленно , как из под земли, материализуется коренастая крашеная блондинка неопределенного возраста в такой же синей униформе, как и у охранников, – офис-менеджер Раечка - , металлическим голосом поинтересуется , что вам угодно, и вы оглянуться не успеете, как – в зависимости от ответа – окажетесь либо на улице, либо в большой , неуютной и всегда переполненной народом комнате, именуемой операционным залом Большим. Каким образом Раечка умудряется с первого взгляда безошибочно отличать лиц, имеющих право на обслуживание в Малом Операционном ,от простых смертных, откуда она каждый раз выскакивает, подобно чертику из коробочки , и чем занимается в отсутствие несанкционированных попыток проникнуть в запретную зону - все это относится к числу строжайше охраняемых банковских тайн.
Несмотря на название, размерами Малый Операционный почти не уступает Большому , и представляет собой просторное помещение, заставленное дорогой, обтянутой белоснежной кожей мебелью. Входя, vip - посетитель упирался взглядом в картину «Зеленая купа» в золоченой раме, еще до дефолта купленную за Пикассо , а справа, за изящной стойкой из мореного дуба его уже поджидали ослепительные улыбки операционисток Любочки и Сонечки. В тот жаркий июльский полдень , впрочем, обстановка в Малом Операционном весьма отличалась от обычной. Фальшивый Пикассо перевернулся вверх ногами и больше соответствовал названию «Разрыв ручной гранаты в сельском сортире» , диван и одно кресло были перевернуты, а на выглядывавших из-за поваленной стойки милых личиках Любочки и Сонечки улыбок не было никаких, а была смесь ужаса и любопытства , с которыми они взирали как в центре зала , визжа и ломая каблуки о мозаичный пол, дерутся главный бухгалтер банка Лариса Эдуардовна Миронова и ведущий аналитик известного консалтингового агенства «Крук и партнеры» Динара Чембулатова. Сонечка из корпоративной солидарности болела за Миронову, а Любочка, которой Лариса Эдуардовна не так давно сделала выговор за приход на работу в мини-юбке, в глубине души поддерживала Чембулатову.
Вы , может быть, думаете, что причиной драки стал нелестный отзыв о предлагаемых банком инвестиционных инструментах, опубликованный недавно Чембулатовой? Нет, причина была гораздо менее замысловатой . Чембулатова и Миронова банально не поделили мужика. Казалось бы, у 36-летней Мироновой вообще не было шансов против 24-летней Чембулатовой , и она должна была уступить молодой сопернице некоего бизнесмена Шеболдаева, как говорится , без единого выстрела. Однако, все оказалось не так-то легко. Крутые бедра и роскошный бюст Мироновой , упругость которых поддерживалась регулярными занятиями спортом , изначально импонировали крестьянскому либидо Шеболдаева больше , чем тугие мальчишеские ягодицы и маленькие твердые груди Чембулатовой, поэтому схватка между Зрелостью и Молодостью продлилась полных три месяца, и все эти три месяца чаша весов склонялась то в одну , то в другую сторону. И если Миронова в иные ночи каталась по своей огромной опустевшей кровати, закусив простыню и пугая соседей хриплым душераздирающим ревом потерявшей самца самки , то и Чембулатовой нередко случалось часами сидеть неподвижно в одном из углов ее маленькой, скудно меблированной квартиры , подтянув к плоскому мускулистому животу колени и судорожно прижав к себе не покидавший ее с пятого класса талисман – любимого плюшевого медвежонка. Ко дню встречи соперниц в Малом Операционном зале «Первого губернского банка» соседи Мироновой как раз успели выставить свою квартиру на продажу, медвежонок от пролитых на него горячих злых слез поседел и начал лысеть , а бизнесмен Шеболдаев вылетел в Сочи на переговоры с потенциальными инвесторами .
Было ли неосторожным со стороны Чембулатовой продолжать пользоваться услугами «Первого губернского банка» после начала войны? Безусловно, однако золотая «виза» , полученная Чембулатовой бесплатно по ВИП-списку еще в те времена, когда мнение Чембулатовой об инвестиционных программах банка было более высоким, не требовала расходов по обслуживанию и предлагала более выгодные условия по овердрафту, чем в любом другом банке, что для девушки, делавшей карьеру в чужом городе вдали от малой родины, имело решающее значение. Впрочем, следует полагать , что к случайной встрече с соперницей и сопутствующим ей осложнениям Динара была вполне готова, иначе как объяснить тот факт, что , по утверждению Сонечки , первой ногтями в вывеску вцепилась не Миронова Чембулатовой, а Чембулатова Мироновой. Любочка , правда, утверждала, что Сонечка все врет , и боевые действия открыла Миронова, подойдя к Чембулатовой и ни с того ни с сего ударив ее по голове папкой с банковской документацией. Сонечка на это возразила, что она-то как раз девушка честная, и веры ей должно быть больше, чем лживой суке, которая умудряется в служебное время отпускать налево , даже работая в одном здании с женихом. Любочка, безмятежно хлопнув глазками, по этому поводу заметила , что Сонечка ей просто завидует, потому что у нее, Сонечки, жениха нет, не было, и не предвидится, потому что ни один нормальный мужик Сонечку трахнуть не сможет , не выпив предварительно бутылку водки и не закидав сонечкину морду ветошью. На этом месте заседание комиссии по расследованию инцидента прервалось по техническим причинам, а ее председатель – начальник службы безопасности «Первого губернского» Ромашов – наконец-таки собрался сделать то, что, по уму, сделать надо было с самого начала , а именно просмотреть видеозапись, сделанную установленной в зале камерой наблюдения. Однако , как и следовало ожидать, кассета к тому времени уже исчезла в неизвестном направлении, и Ромашов сколько угодно мог орать на подчиненных – ответом ему был лишь преданный взгляд их честных глаз. Особенно честными были голубые глаза заместителя Ромашова Лапина , которые Любочка так любила целовать, нежно шепча при этом : «Небушко мое синее, небушко мое бездонное» . Впрочем, несмотря на простодушный взгляд, дураком Лапин не был , и в новую квартиру они с Любочкой переехали только через полтора года после этих бурных событий , когда их сыну Мартыну уже исполнился годик.
А вот установлению истины в наиболее волнующем общественность вопросе о победителе схватки исчезновение кассеты, как ни странно, воспрепятствовать не смогло, и исключительная заслуга в этом принадлежит случайной жертве инцидента , бывшему главе областного пенсионного фонда Ефиму Шмульевичу Кузнецову, щуплая старческая фигура которого появилась в дверях Малого Операционного как раз в тот момент , когда Динара , посадив противницу в кадку с экзотическим фикусом , ринулась к выходу.
- Здравствуйте , Диночка! - отлетая в сторону, промяукал Ефим Шмульевич , который и после недавно отпразднованного 75 летия не потерял репутацию большого ценителя женской красоты.
- Р-р-р-р-р, - ответствовала черная пантера , на ходу запахивая оставшийся без единой пуговицы пиджак на голой груди. Однако на одном каблуке далеко не уйдешь , и приподнявшийся на локте Ефим Шмульевич получил достаточную возможность насладиться тем великолепным зрелищем, которое открывали лопнувшие сзади по шву брюки прекрасной воительницы.
Впрочем , так ли все это важно, если через два месяца после описываемых событий Динара Чембулатова получала из рук мэра города паспорт на имя Динары Шеболдаевой? Мэр даже на несколько мгновений задержал ее длинные прохладные пальцы в своих пухлых ладошках и выразил надежду, что спутница жизни его лучшего друга Бориса станет его другом тоже. Друг Борис галантности не оценил, и под утро свадебного банкета набил мэру морду. Сейчас Динара активно вмешивается в управление промышленной империей мужа , чему немного мешает растущий на глазах живот. Ей даже чуть было не удалось перевести счета заводов мужа из «Первого губернского» в другой банк, но тут выяснилось, что этот шаг может быть неоднозначно воспринят Григорием Леонидовичем , и более, чем однозначно – Вячеславом Петровичем, а возможную реакцию Игнатюка и вовсе представлять было страшно, тем более ,что слухи о трениях Игнатюка с акционерами оказались именно слухами, которые сам же Игнатюк и распускал, чтобы в очередной раз проверить свою команду на вшивость . Короче говоря , счета где были, там и остались. Поскольку, в связи некоторыми осложнениями в протекании беременности, врачи предписали супругам Шеболдаевым полное воздержание от занятий сексом , стоит ли удивляться, что автомобиль Шеболдаева неприметного серого окраса (из числа тех, которые , не будучи достойными называться в честь любимой дочери старика Еллинека, вынуждены довольствоваться простой инженерской фамилией) снова начал появляться у подъезда Мироновой? Никто особо и не удивляется . Рассказывают даже, что Шеболдаев приказал выделить специальную звукоизолированную комнату неподалеку от своего кабинета , оборудовал ее видеоплейером и огромным плазменным экраном и проводит там , плотно закрыв и заперев дверь , от тридцати минут до часа, а потом прибывает к любовнице в таком хорошем тонусе, что соседи Мироновой за осень были вынуждены дважды снизить запрашиваемую цену.
… А Малый операционный зал выглядит после небольшого ремонта почти так же, как и до инцидента, радуя своим великолепием глаза избранных посетителей , которым из-за стойки мореного дуба( чуть потемнее той, об которую Чембулатова и Миронова били друг друга головами ) ослепительно улыбаются операционистки Викуся и Наташенька . Вот только «Зеленую Купу» никто так и не догадался перевернуть в исходное положение что ,впрочем, тем немногочисленным клиентам, которые пытаются впечатлить длинноногую и полногрудую Викусю тонкостью искусствоведческого комментария , нисколько не мешает.




Август 2008
Reply With Quote
  #48  
Old 19-Sep-21, 04:29
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

Борис Багаров


В КОНТАКТЕ


В ярких лучах только начавшего клониться на запад солнца ее тоненькая напряжённая фигурка, неуверенно переминающаяся перед открытым капотом, казалась такой трогательной и беззащитной, что я, вопреки своему строгому правилу не разыгрывать доброго самаритянина на дорогах, начал плавно притормаживать.
Острые лопатки под простенькой белой маечкой на лямках дрогнули, она развернулась мне навстречу , и я понял свою ошибку – личико действительно было беззащитным, детским, каким-то просоночно-размазанным , а вот серые глаза на нём - цепкие и холодные, как прогоревший костер - жили своей отдельной жизнью и были старше лица лет на десять, а то и на все пятнадцать. «Глаза снайперши. Или террористки-смертницы,» - подумалось мне, и уже готовая выскочить шутливая фраза о взятой без спроса папиной машине как-то сама собой застряла в горле. Впрочем, никаких интродукций и не понадобилось : она несмело улыбнулась - улыбка была славная, не детская и не снайперская, а какая-то третья, но полностью развеявшая все мои подспудные опасенья – и молча посторонилась, давая мне доступ к двигателю.
Быстро выяснив, в чем проблема, я поднял голову и пошарил глазами в поисках потерпевшей кораблекрушение . Она беззаботно болтала по сотовому в десяти шагах от меня, слегка поигрывая мускулами на выпуклых литых ляжках , которые никак не вязались с ее птичьими ключицами, нежной шейкой и худыми руками. Подавляющее большинство видов спорта развивает основные группы мышц симметрично, и я предположил, что юная прелестница много лет посвятила занятию танцами или фигурным катанием.
- У вас лейкопластырь есть ? – вынужден был вмешаться я в беседу, вклад в которую моей собеседницы ограничивался, насколько я смог услышать, многочисленными «ну не-е», «да ну-у» и «да ладно»
Она изумленно передернула плечиками, мол, кто его знает, что там есть и укоризненным взглядом отправив меня в направлении багажника , вернулась к разговору, вставив в него – не иначе как для разнообразия – более категоричное «да вот еще».

* * *

Содержимое багажника изрядно меня озадачило. С изящным дорожным кофром соседствовали два дорогущих «хассельблада» в кожаных чехлах и футляр с прибором непонятного назначения, который я для себя решил считать вспышкой. Выбор багажа для загородной прогулки был явно неординарным, однако меня это касалось мало, и отыскав , наконец, аптечку, я вернулся к работе и вскоре
торжественно доложил об окончании работы.
- Провод перетёрся, - объяснил я.
Она кивнула с серьезным видом, как будто сказанное что-то для нее означало, и пошарив в кармане шортиков, произвела на свет божий несколько аккуратно сложенных купюр, несколько озадаченно пронаблюдала мой испуганный и бурный протест , и, пожав плечами – жест, пленительность которого я уже успел оценить, - спрятала цветные квадратики обратно, подарив мне взамен еще одну из своих недетско - неснайперских улыбок , которую я счел гораздо более ценной компенсацией за потраченное время.
- Лучше бы вам всё-таки завернуть в мастерскую, - посоветовал я. – Они его заменят…
Подсознательно я ожидал очередной гимнастики ключиц, но вместо этого она вздернула темные стрельчатые брови, сминая узкий чистый лоб в гармошку.
- Это невозможно, - ее слова прозвучали как отказ отпетому преступнику в помиловании. – Я опаздываю на встречу с подругой. Собственно, я уже опоздала.
- ОК, - я как-то инстинктивно понял, что один раз приняв решение, она его уже не меняет. - Мне сворачивать через пять километров, а пока, если что – я буду держаться сзади.
Ключицы дернулись, давая мне понять, что это сугубо мое дело, она села за руль и газанула так, что из- под задних колес брызнула щебенка.

* * *


В первом из нужных мне домов никого не оказалось, и несолоно хлебавши я вернулся на автостраду, проклиная необязательность хозяев: два других были расположены значительно дальше, и всерьез обеспокоился, успею ли я вернуться домой к футболу. Я так был раздосадован, что проезжая Поляну Трёх Дубов, чуть было не пропустил знакомое уже транспортное средство, аккуратно припаркованное у обочины. Сначала я подумал, что проводка снова подвела мисс Пепельные Глаза , но тут же заметил скромно притулившийся в трёхсотлетней тени вишневый «купер» . Видимо, rendez-vous двух подруг всё- таки состоялось.
Решив всё-таки удостовериться, что у моей подопечной, к которой я начал чувствовать некое странное подобие отцовской заботливости, всё в порядке, я остановил машину и достал из багажника пластиковую бутылку – мне не хотелось выглядеть в ее глазах докучливым приставалой, а знаменитый Кабаний Водопой, плеск которого был слышен даже с обочины, давал прекрасный предлог.


* *

Светский раут протекал весьма оживленно, и, я бы сказал, экстравагантно. Русло тоненького ручейка, что брал начало из массивной головы Вепря- Прародителя , отполированного до блеска ладошками сотен тысяч суеверных туристов , стало ареной свирепой битвы: моя незнакомка и вторая участница сражения - плотная блондинка с густым ежиком мелированных волос - лягались с тем самозабвением, на какое бывают способны только участницы женской драки. Каждое удачное попадание в живот или лобок сопровождалось злорадным клёкотом, хотя основные удары приходились по ногам, которые уже стали пятнистыми от грязи : бой то и дело перемещался с одного берега на другой, иногда задерживаясь между ними так , что воительницам приходилось сражаться по щиколотку в воде. Фисташковым шортикам моей подопечной и короткой юбке ее противницы тоже досталось – как я понял, в этой странной дуэли делом чести для обеих было пробить по вражеским ягодицам , и, судя по отпечаткам выпачканных илом подошв , обеим не по разу удалось добиться желаемого результата.
Очевидно, мое присутствие не осталось все-таки не замеченным драчуньями, потому что они вдруг остановились безо всякой видимой причины, и, тяжело дыша, разошлись на пару шагов . Пухленькая дико уставилась на меня – она тоже была очень хорошенькая, и даже могла бы сойти за красавицу, если бы не некоторое несоответствие между маленьким острым носиком и чрезмерной мясистостью розовых щечек, выдающих здоровое деревенское происхождение. Потом влажные арбузные семечки ее черных глаз сверкнули непримиримо:
- Истеричка! - бросила она своей противнице и, отплевываясь, зашагала вверх по склону. Еще недавно бывшая белой мини-юбка яростно полоскалась на ее полноватых ляжках , как флаг пиратской бригантины. Перед тем как исчезнуть из виду она бросила через плечо короткую фразу, которую я не уверен, что разобрал правильно - то ли «Что ты этим доказала?» то ли « Кого ты этим наказала?» , и вскоре до нас донесся удаляющийся звук мотора.
Плечики передернулись нарочито медленно, и , я бы сказал, задумчиво. Казалась, их владелица всерьез размышляла над поставленным вопросом.
- Извините, - наконец, пробормотала она.
- Сегодня решительно не ваш день, - мягко заметил я.
- Пожалуй, - она скорчила уморительную гримаску.
- Лучше бы вам вернуться домой…, - предположил я .
- Я и еду домой, - на этот раз в ее голосе послышались нотки раздражения.
- В таком случае, позвольте вас сопровождать. Так сказать, во избежание…
- Уверяю Вас, в этом нет никакой необходимости, - было видно, что она с трудом сдерживается, чтобы не надерзить.
- Кто знает, какие еще испытание пошлет вам сегодня судьба…
- Мне кажется, план по испытаниям сегодня выполнен с лихвой, - она не выдержала и прыснула, но тут же сморщилась , видимо, от боли.
Я спросил, в порядке ли она и не вызвать ли скорую. Она отмела мои волнения очередным фирменным движением ключиц, сопровождавшимся на этот раз решительным взмахом руки и добавила, что если уж я так добр, то мог бы принести из кофра в багажнике ее запасную одежду.
Я промямлил что-то про неловкость обращения с чужими саквояжами, но она отмахнулась от моих сомнений с той же великолепной небрежностью, как минутой раньше - от моих забот о ее здоровье, и мне осталось только повиноваться.
За короткое время, прошедшее между двумя моими посещениями багажника, в его содержимом произошли существенные изменения. Один из «хассельбладов», тот , что был побольше, исчез без следа вместе со вспышкой, зато появилась здоровая флешка-портсигар в изящном замшевом кисете. Помедлив, я открыл кофр. Сверху лежала стопка каких-то учебников , которую я вынужден был достать и пристроить рядом. Во время моей возни с книгами из одной выпорхнул глянцевый прямоугольник , и только чудом я успел не дать спланировать на асфальт.

* * *

Фотография была сделана на территории пейнтбольного клуба «Аларих», с владельцами которого, братьями Ш., я приятельствовал и неоднократно бывал там в качестве почетного гостя – мне посчастливилось оказать семейству Ш. одну из обычных для человека моей профессии услуг, которые, тем не менее, никогда не забываются теми, кому были оказаны.
Две пары девушек азартно состязались в беге на руках. Один из тандемов, опережавший конкуренток почти на полкорпуса, кажется, не был мне полностью незнаком, хотя в ту пору девушка-саппорт предпочитала оттенять природный цвет своих волос тонами молочного шоколада , а вот линялые шорты-трусики на ее напарнице были те же самые, как и выражение упрямства на полудетском лице.
На фотографии не было даты, однако она явно была сделана в конце лета или начале осени прошлого года: на заднем плане чётко различалось гостевое бунгало, которое братья достроили только в августе. Вернув всё на прежнее место, я спустился, держа в руках затребованные предметы туалета.
К тому времени она успела уже сполоснуть ноги и змейкой скользнула в принесенные мной джинсы и тенниску, сверкнув передо мной ультратонкой полоской стрингов и острыми грудками с большими светлыми сосками, для которых она предусматривала, по-видимому, так же мало ограничений, как и для своего поведения.

* * *


У въезда в город она остановилась и подошла к моей машине, нагнулась ко мне и с лаконизмом, к которому я уже успел привыкнуть, выронила из сложенных трубочкой пухлых губок всего два слова :
- Ну всё.
Перипетии дня отразились на ее голосе, и теперь в нем звучала легкая хрипотца, делавшая его неотразимо сексуальным. Она немного помолчала и снизошла до пояснений:
– Дальше я сама. Пожалуй, мой жених не одобрит моего возвращения с эскортом.
Что-то, о чьем присутствии я еще секунду назад и не подозревал , сломалось внутри меня с таким оглушительным треском, что я испугался, что собеседница услышит , и замер, откинувшись на спинку сиденья.
- О боже мой, - заливисто расхохоталась она. – Не делайте такое лицо, вам же с ним жить! Мама моя не одобрит, такой вариант вам больше по вкусу?
Не дав мне опомниться, насмешница послала мне воздушный поцелуй и , хохоча во все горло, вприпрыжку вернулась за руль.
- Провод! Не забудьте заехать в мастерскую! – крикнул было я вслед , но из сжатого внезапным спазмом горла вырвались только несколько жалких писков.
Я тупо смотрел , как ее выкрашенный веселой кобальтовой краской автомобильчик растворяется в потоке городского трафика, а потом вдруг яростно ударил кулаком по клаксону , чем вызвал шквал брани со стороны переходившей дорогу старой леди и ее пинчера.
Номер! Я не потрудился запомнить номер, идиот , и шансы отыскать сероглазку в двухмиллионном городе были теперь более , чем призрачны. Я развернулся, и тронулся в путь, по пути упоенно предаваясь самобичеванию. Однако скорость и мерное гудение мощного мотора , как обычно, оказали на меня успокаивающее действие. Придя в себя, я вдруг обнаружил, что пролетающий за окнами пейзаж никак не увязывается в моей голове с маршрутом, ведущим к дому. Некоторое время я ошарашенно крутил головой , а потом, сообразив, рассмеялся и даже замурлыкал одну из песенок солдатской молодости. Мое подсознание, как за ним это часто водилось в критических ситуациях, взяло штурвал на себя в прямом и переносном смысле, и если движение у моста опять не встало намертво, через какие-нибудь сорок минут я окажусь у черных кованых ворот пейнтбольного клуба «Аларих».


ЭПИЛОГ



Адвокат Петерсен замолчал и надолго углубился в раскуривание своего рождественского подарка. Смит с улыбкой следил за ним, про себя прикидывая, удобно ли после этого лирического отступления сразу переходить к делу.
В комнате воцарилось молчание, нарушаемое только резким потрескиванием смолистых поленьев в камине.
- Да-а, - наконец решился прервать паузу гость: - Кто бы мог подумать, что вы еще сентиментальнее нас, англичан. Однако, согласитесь, дорогой мэтр, все эти романтические истории не выдерживают мало-мальски продолжительного контакта с грубыми реалиями нашего дольнего, так сказать, мира, - рассеиваются без следа, если не хуже…
Адвокат справился, наконец, с привезенной гостем трубкой – и подошел к окну: краснощекий, крепкий, по-крестьянски основательный, он никак не выглядел на свои семьдесят два, несмотря на белоснежную шевелюру и такие же белые кустистые брови. В клубах ароматного дыма он чем-то неуловимо походил на добродушного дракона из зародившегося в этих местах пару тысячелетий назад героического эпоса .
- Да, - подумав, согласился он. – Конечно же, Вы правы, Гарри. И это еще не самое грустное, - и без всякого перехода резко переменил тему: - Надеюсь, Вы останетесь с нами на ужин? Жена приготовила настоящий рождественский пудинг…
- Провести рождественский вечер с Вашей семьей , мэтр, огромная честь для меня, - гость церемонно уронил голову на грудь. – Однако, если позволите, мне нужно привести себя в порядок.
- Конечно, конечно, - закивал адвокат, и дослушав заверения гостя в том, что тот сам легко разыщет свою комнату, повернулся к закрывшейся двери спиной и долго смотрел во двор, где четверо бутузов – все, как один, коренастые и краснощекие - радовались долгожданному снегу, затеяв азартную баталию в снежки. Высокая стройная женщина в разноцветном свитере и в мягких лыжных брюках составляла им компанию, и в ее хохочущем счастливом лице было что-то до такой степени наивное и задорное, что, казалось, ни один взрослый не нарушает своим присутствием этот праздник беззаботного детства.




Октябрь-ноябрь 2012 года
Reply With Quote
  #49  
Old 19-Sep-21, 14:49
romchelotti romchelotti is online now
Member
Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8 Points: 537, Level: 8
Activity: 99.3% Activity: 99.3% Activity: 99.3%
 
Join Date: Jun 2021
Gender: Male
Posts: 120
Thanks: 1
Thanked 4 Times in 4 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

ЛЕРКА И ЛЕТО

Автор:Борис Багаров


"Не теряя времени, Зойка ударила ее в голову с левой и с правой рук, и если один удар лишь скользнул по уху, чуть-чуть ссадив кожу, то второй с сочным звуком въехал в висок"

- Стой, паскуда! - крик отчима ,должно быть, был слышен на самой дальней окраине поселка. - Будешь кобениться - все равно Машке расскажу, что ты мне дала. Что сама приставала скажу!
Отчим еще орал и брызгал слюной, и качался на пьяных ногах, пытаясь подобрать с земли что-нибудь, чем можно было бы запустить в строптивую падчерицу , а сгорающая от стыда Лерка уже стремительно неслась вниз по извилистой улочке, ловко объезжая многочисленные выбоины.
Когда велосипед вылетел на зеленый луг, Лерка притормозила. Здесь следовало быть осторожнее - в любом месте под сочной травой могла скрываться яма или камень. Поэтому Лерка благоразумно слезла с велосипеда, и двинулась через луг к березовой роще , ведя железного коня рядом с собой. Мимо нее пробежали две девчонки из дачниц. "Махаловка! Махаловка!" - кричала одна. "Опарыш с хохлушкой пиз...ятся!" - вторила ей другая. С этими заполошными криками они скрылись за березами. Лерка улыбнулась и ускорила шаг, не опускаясь, впрочем, до бега. Кажется, она вовремя вырвалась. Разборки между не умеющими драться городскими всегда ее забавляли. "Туда же, махаловка", - пробормотала она себе под нос . Из-за берез послышались крики и гомон, и вскоре Лерка , прислонив велосипед к одному из деревьев, пружинистой походкой направилась к центру поляны, где за сбитыми в кучу спинами парней и девчонок что-то происходило. Проложив крепкими локтями себе дорогу, Лерка прямо перед собой вдруг увидела Ксану, родители которой снимали комнаты у Сычихи, в трех домах от ее собственного. В отличии от большинства городских, относившихся к коренным обитателям поселка как к представителям низшей расы, полу - рабам, полу- животным, Ксана была не заносчива и охотно болтала с Леркой ,когда у последней выпадали редкие минуты, свободные от ухода за скотиной, работы в огороде и поездок с отчимом на рынок. Однажды они даже сбегали вместе на речку и плавали там наперегонки в еще не успевшей нагреться июньской воде ,причем Лерка, как ни старалась, постыдно отстала от пухленькой смуглянки , перед сильным, гладким телом которой ,вода, казалось, расступалась сама собой. Так плавали дельфины , о которых недавно была передачу по телику, и Лерка в первый раз почувствовала к городской смутную симпатию. Девочки договорились повторить заплыв на следующий день , но следующим днем, как назло, оказалась суббота, и надо было помогать отчиму обвешивать и обсчитывать глупых горожан на базаре, а после выходных Ксанка куда-то пропала И вот теперь , неделю спустя , Лерка ,наконец-таки ее увидела. Ксанка была в белой футболке , белоснежных носочках с сандалетами и, как всегда, в синих джинсовых шортах. Шорты Ксана смастерила сама из старых джинсов, по неопытности отхватив штанины настолько высоко, что линия обреза проходила ровно по кокетливым ямочкам на ее выпуклых бедрах, и даже щедро оставленная бахрома не закрывала ягодиц целиком. Ксанино любимое соломенное сомбреро, с которым она не расставалась в любую погоду , валялось на траве, грубо растоптанное, а сама Ксана, красная и потная ,крепко вцепилась в волосы Юльке - Опарышу , самой заносчивой и противной из всех дачниц. Такая же ладная и плотная как и Ксана, Юлька не уступала ей ни ростом, ни формами рано созревшей фигуры, но ,в отличие от жгучей брюнетки Ксаны, была блондинкой, а ее бледная кожа напрочь не поддавалась никакому загару, за что, собственно, Юлька и получила от деревенских свое неаппетитное прозвище, за глаза с восторгом подхваченное городскими. Отставив пухлый зад , обтянутый белыми спортивными трусиками с лампасами, Юлька тоже из всех сил вцепилась в роскошные волосы Ксаны. Трусики были явно на размер меньше чем нужно, и не скрывали ,что между ними и кожей ничего нет. Лерка подумала, что даже в драке Юлька умудряется по - бля...ски вилять ягодицами, и от этого ей почему-то стало противно.

Взгляд Лерки упал на грязно-белое пятно на траве по другую сторону от дерущихся, в котором с трудом можно было опознать "настоящее капитанское кепи",как называла Юлька предмет своей гордости. Легкая материя была буквально втоптана в траву, а длинный лакированный козырек переломан и исковеркан. Очевидно, ксанкино сомбреро недолго оставалось неотомщенным.

На бледном как простокваша юлькином личике краснели явные следы пощечин. Если на лице Ксаны и были аналогичные следы, то прилившая к смуглому лицу кровь делала их совершенно незаметными . А вот свежие царапины на Ксанином вздернутом носу скрыть было невозможно. Впрочем, ксанины коготки явно тоже не остались без работы - ворот юлькиной щегольской матроски был разорван и в прорехе виднелись вспухшие алые полосы.

Судя по свистящему дыханию соперниц, а также по тому как подмокли потом ксанкина футболка и юлькина матроска, поединок начался не минуту назад, и сейчас противницы переводили дыхание, не выпуская, впрочем, волос друг друга.

Наконец ,Юлька первой возобновила боевые действия. Ее белая мускулистая нога ударила в бедро соперницы , чуть ниже того места где заканчивалась бахрома . Удар должен был быть болезненным, однако Ксана лишь шумно задышала, закусила губу и пнула в ответ, угодив противнице выше колена.
Юлька засопела и резко потянула голову соперницы вниз, пытаясь заставить ее потерять равновесие. Ксана не поддалась ,а в свою очередь навалилась на Юльку всей тяжестью. Почти соприкасаясь головами и широко расставив ноги , они топтались и кряхтели по-взрослому ,пытаясь пригнуть друг друга к земле.
Широкие сильные икры обеих напряглись так, что видны были малейшие детали рельефа мышц.
Худосочная Лерка всегда завидовала жирным, и в тоже время мускулистым ногам городских. Это были ноги девочек, которые каждый день ели мясо, и может быть, даже не по разу. Девочек, которым не надо было вставать в пять утра и бежать в хлев. Девочек, которые вместо сенокоса ходили в спортзал.

Хотя положение сторон было абсолютно равным, Лерка вдруг почувствовала беспокойство за Ксану и желание ее защитить. Она решительно подошла к драчуньям , и, крепко ухватив Юльку за бледный набухший бицепс, скомандовала:
- А ну кончай. Побаловались и хватит.
Вывернув, насколько позволяли крепко захваченные противницей волосы, голову в сторону Лерки и кося на незваные миротворческие силы дурным глазом , Юлька звонко выкрикнула:
- Тя кто просит лезть! Отвали ,шалава деревенская!
И так как Лерка явно не торопилась ее отпускать , добавила, обнаружив неожиданно хорошее знакомство с поселковыми сплетнями:
- Иди своему отчиму х...й соси!
Толпа радостно загоготала, а Лерка почувствовала ,что остывшие было щеки снова запылали.
Она оставила Юлькину руку, отступила на шаг и изо всех сил пнула городскую зазнайку под самые сдобные булки, точно в то место ,где заканчивались трусики. Смазливое фарфоровое личико Юльки скривилось от боли. Секунду она как бы прислушивалась к ущербу, нанесенному самой выдающейся части ее организма, а потом испустила оглушительный визг ,казалось, ввинчивающийся в барабанные перепонки каждого из зрителей:
- Пи...дааааааааааааааааааааааааааааааааа!
И еще не довизжав, безуспешно попыталась лягнуть обидчицу, чем едва не опрокинула на траву и себя ,и намертво сцепленную с собой Ксану.
Легко увернувшись , Лерка уже примеривалась к настоящему удару, когда кто-то грубо схватил ее за волосы и запустил как волчок в самую гущу толпы. Кто-то выматерился, кто-то пропищал "Ой,ногу отдавила дура", и упругая стена мальчишеских и девчоночьих тел отшвырнула Лерку обратно в центр круга, где ее ждала Конопатая Зойка.
- Ты че там еще? - выдохнула Лерка, глядя прямо в Зойкины змеиные глаза и больно толкнула ее в плечо.
- В чужую драку не лезь, поняла, ты? - прошипела Зойка и ударила Лерку в плечо еще больнее.

Лерка прекрасно понимала , что Зойке глубоко наплевать и на Юльку ,и на Ксану. Она просто ищет предлог, чтобы сквитаться за ту взбучку, которую она задала Зойке месяц назад, на Первомай. Однако тогда в Зойке плескалась добрая четверть браги, и свалить ее с ног была нетрудно . Сейчас же она была трезва, зла и жаждала мести.
Вступать в спор было бессмысленно ,и Лерка лишь резко выдохнула, с силой выбрасывая свой кулак в нос противнице, однако ту застать врасплох не удалось. Кулак Лерки попал в пустоту, в то время как Зойка сноровисто ударила ее в поддыхало. Леркин впалый сильный живот нелегко было пробить, но удар был силен, и Лерка на мгновение опустила руки к пораженному месту и немного согнулась . Не теряя времени, Зойка ударила ее в голову с левой и с правой рук, и если один удар лишь скользнул по уху , чуть-чуть ссадив кожу ,то второй с сочным звуком въехал в висок , голова сразу же загудела как котел, перед глазами вспыхнули разноцветные искры. "Она ее убьет !" - закричал какой-то городской очкарик из толпы, мгновенно потерявшей всякий интерес к продолжавшим таскать друг друга за волосы Юльке и Ксане и сосредоточившей все внимание на более интересном зрелище.
Однако убить Лерку было не так-то просто. Пошатнувшись, она все- таки собралась с силами, отбила веснушчатый кулак Зойки , летевший прямо ей в переносицу и вмазала конопатой прямо в высокую грудь, натягивающую новенький сарафанчик.
- Ййих, - ахнула Зойка , и отступила на шаг, но тут же снова бросилась вперед , и девушки замолотили друг друга с такой силой и быстротой ,что ошалевшие зрители могли различить в закружившемся вихре только мелькающие руки и мотающиеся от достигших цели ударов головы. Привычка к ежедневной тяжелой работе развила в обеих недюжинную силу, которой не мог похвастаться ни один из стоящих в толпе городских парней , и та же самая работа выдубила кожу рук так, что простые кулаки стали грозным оружием, при скользящем ударе обдирая лица как наждаком. Яростная кулачная драка бушевала всего минуты три, и в мелькающем вихре никто не заметил удар, от которого Зойка вдруг опустила руки, закружилась вокруг своей оси и повалилась на спину. При падении сарафан задрался, и между раскинутых жилистых ног любой желающий мог видеть голубые застиранные трусиками из грубой ткани.

Толпа подавленно молчала .

Лерка качалась, прилагая все усилия ,чтобы не упасть рядом с побежденной и с удивлением смотрела на собственный кулак. Вокруг костяшек расплывалось кровавое пятно. Со стоном Зойка приподнялась на локтях, с трудом села, и тут же засунула пальцы в рот, озабоченно щупая зубы.
Поняв, что она не горит желанием продолжить бой, Лерка сплюнула красной слюной в ее сторону и шатаясь, побрела к воде, поддерживаемая под руку выскочившей из толпы верной подругой Дашкой.
Дашка молчала, понимая ,что подруга не нуждается сейчас в словах, а только в надежном плече рядом, на которое можно опереться.
Спустившись не без труда к ручью , девочки вдруг услышали истошный визг.

Опа! - весело воскликнула Дашка. Левый глаз Лерки опух и закрылся совершенно, и ей пришлось повернуть голову, чтобы увидеть источник звука.

Визжала Юлька. Она стояла на коленях, одной рукой упираясь в землю, а другой держа Ксану за волосы. Низко склонившаяся над ней Ксана одной рукой тоже держала Юльку за волосы ,а кулаком другой гулко била по спине, стараясь дотянуться до почек . При каждой удачной попытке визг Юльки становился громче.

- Отпусти ,сука, - заорала Юлька благим матом.
- Ни х...я! - злорадно пропыхтела Ксана ,продолжая орудовать кулаком.- Ни х...я!



- А смуглявая вроде ничего, - сказала Дашка, с аппетитом глядя на бойцов.
- Коленом ударь, коленом, - крикнула она. - Да не под окорока, под ребра бей.
Сориентировавшись, Ксана воткнула свое круглое гладкое колено Юльке в бок. От удара Юлька взвыла, оставила Ксанкины волосы и ногтями дотянулась до ксанкиной ляжки, прочерчивая на смуглой гладкой коже кровавые полосы.
- Уаа! - заревела Ксана и крепкой пяткой наступила на кисть, которой ее соперница упиралась в землю.
Из глотки осипшей Юльки вырвался только задушенный писк, и когда Ксана приподняла ногу, Юлька ткнулась носом в песок. Однако какие-то силы у нее еще оставались, потому что когда Ксана - на этот раз без подсказки - прыгнула на нее и принялась тыкать лицом в пыльную землю, время от времени нанося удары кулаком по уху и по макушке, Юлька отчаянно задергала ногами, один раз крепко заехав Ксанке по спине .
- Жри землю сука, проси пощады!, - победно пропыхтела Ксана, не обратив на удар по спине особого внимания, а может ,в пылу боя, просто его не почувствовав.
Брыкания усилились.
- Выше продвинься, - посоветовала Лерка, с трудом разлепляя разбитые губы, от чего совет прозвучал еле слышно. Однако Ксана услышала, и вскоре скульптурные белые ноги Юльки бессильно мотались за ее спиной, не причиняя ей ни малейшего вреда.
- А теперь прыгни на ней со всей мочи, воздух у ней из грудины выжми, - со своей стороны посоветовала Дашка .

Ксана усердно подпрыгнула пару раз обрушивая свой немаленький вес на грудную клетку соперницы.
- И по морде давать не забывай.
Ксана повиновалась. С двумя такими советчицами она чувствовала себя гораздо уверенней и на ее перепачканной мордашке появилось даже нечто вроде улыбки.
Она замолотила Юльку обеими кулаками.

- Ты не убей ее там! - предостерегла Дашка, заметив что Юлькины ноги перестали дергаться, а сиплые вопли сменились беззвучными рыданиями. Однако Ксана настолько вошла в раж ,что Дашка и Лерка с трудом оторвали ее от распростертой жертвы. Но стоило Юльке почувствовать , что прижимающая ее к земле тяжесть исчезла, как она в мгновение ока оказалась на ногах и с удивительной скоростью припустила вверх по косогору.
" Все маме расскажу!" - звенел, удаляясь, ее захлебывающийся слезами вопль.
Даша и Ксана хохотали, глядя как стремительно удаляется раскачивающееся белое пятно. Даже Лерка слабо улыбнулась, и тут же сморщилась от боли.
- А ты ничего, - одобрительно сказала Дашка, хлопая Ксану по скользкому от пота смуглому плечу. - Только х...ли ты с ней вязалась так долго? Вали и забивай, наука не хитрая.
- Здоровая она, -смущенно проговорила Ксана. - В прошлом годе девочку одну чуть не убила....А я в первый раз...........
- А-а, - протянула Дашка. - Ну тада с крещением тебя.

* * *
Обработка Леркиных ссадин заняла у Дашки немало времени, и когда девочки двинулись в обратный путь через луг, уже спустился вечер. На небе не было ни облачка, и крупные звезды беспрепятственно сияли в бездонном черно-синем небе .
- Сейчас костерок разожжем и напечем картохи , - мечтала Дашка. - У меня припасена.
- Уммм, - предвкушающе простонала голодная Ксана. Странно ,но несмотря на голод мысль о ждущей к ужину маме ни разу ее не посетила . Ужин и мама остались в каком-то другом мире. В глубине души Ксана знала, что в тот мир все равно придется вернуться, но сейчас об этом не хотелось думать. Хотелось просто идти вместе с Леркой и Дашкой, нести сандалеты в руке и ощущать мокрую от вечерней росы траву босыми ступнями.
Лерка шагала молча , и боль, скопившаяся в избитом теле, казалось, улетучивается с каждым шагом. Даже воспоминания о склизких руках отчима где-то затаились . Лерка себя чувствовала самой счастливой на свете. Ведь у нее было лето. И звезды. И Ксана.
Reply With Quote
  #50  
Old 22-Sep-21, 06:11
Sychev's Avatar
Sychev Sychev is offline
Модератор
Points: 15,985, Level: 54 Points: 15,985, Level: 54 Points: 15,985, Level: 54
Activity: 5.6% Activity: 5.6% Activity: 5.6%
Last Achievements
 
Join Date: Jun 2011
Gender: Male
Location: Россия
Posts: 188
Thanks: 11,350
Thanked 1,168 Times in 114 Posts
Default Re: ТВОРЧЕСТВО БОРИСА БАГАРОВА

Спасибо огромное!!! Все таки, понемножку мы восстанавливаемся!
Reply With Quote